Начало 1-й Мировой войны. Часть II

                         Стратегический маятник. Часть 2

М. Ауффенберг считал, что назрело решение об окружении русской 5-й армии – следовало провести охватывающий фланговый маневр. Командование австрийской 4-й армии решило нанести удар по первому эшелону армии - прежде чем все соединения П. А. Плеве успеют сосредоточиться в кулак.
13 августа 25-й и 19-й корпуса 5-й армии (ее правый фланг) столкнулись с войсками наступавшего левого фланга 4-й армии М. Ауффенберга. Последующие события получили название Томашевского сражения между русской 5-й и австро-венгерскими 4-й армией при поддержке части сил 1-й армии и подошедшей впоследствии группой эрцгерцога Иосифа Фердинанда.
 
Стратегический маятник. Часть 2

                                      Карта 2. Австрийская 4-я и русская 5-я армии 10 – 13 августа 1914 г.

25-й корпуc подвергся фронтальному удару австро-венгерской 4-й дивизии и удару с фланга со стороны 13-й и 25-й дивизий и 13-14 августа в районе Замостья потерпел поражение (австрийцы заявили о более чем 20 захваченных орудиях, а остатки отступивших полков 3-й гренадерской дивизии насчитывали 4274 человека, то есть дивизия потеряла до ¾ состава). 14 августа 25-й корпус отступил на Красностав.

13-14 августа вступили в бой 19-й и 5-й армейские корпуса, сдерживавшие наступавшего противника. Действия этих соединений дали возможность 25-му корпусу оторваться от неприятеля на 20 км.

19-й корпус выполнил важнейшую задачу - он противостоял частям 6-го и 9-го армейских корпусов и конного корпуса Витмана. Бои 13-14 августа у Тарнаватки были успешны (39-я дивизия противника оставила в руках русских до 1,3 тыс. пленных, 2 орудия и 5 пулеметов). М. Ауффенберг определял потери 39-й дивизии равными 50% состава [Auffenberg-Komarow M. von. Aus Österreichs höhe und niedergang; eine Lebensschilderung. Műnchen, 1921. S. 296.]. Русские потери – свыше 2 тыс. человек.

14 августа русские 17-я и 38-я дивизии отбили вражеские атаки и захватили до тысячи пленных. В боях 15 августа также удалось отразить все атаки противника. А 19-й корпус неоднократно переходил в контратаки, сохранив свои позиции, захватив несколько сотен пленных и 1-2 орудия.

Тем не менее, несмотря на тактические победы, обстановка складывалась тяжелая. Отступление 25-го корпуса создало 25-километровый промежуток между ним и 19-м корпусом. Фланги последнего были открыты. Опасаясь за тылы 19-го корпуса, П. А. Плеве 15 августа приказал 25-му корпусу наступать на Замостье – чтобы отвлечь австрийцев.

В то же время 5-й и 17-й корпуса 5-й армии, несмотря на то, что им удалось, разгромив австро-венгерскую 10-ю кавалерийскую дивизию, выйти в тыл всей 4-й армии [австрийцы писали по этому поводу: «Эта дивизия подверглась на paссвете внезапному нападению пехоты или спешенной кавалерии (казаков)…В результате дивизия бежала. Только ее конной артиллерии вместе с конной артиллерией 6-й кав. дивизии удалось оказать противодействиe и прикрыть бегущих всадников. В состав 10-й кавал. дивизии входили очень xoрoшиe полки, которые впоследствии показали себя отлично. Головин Н. Н. Из истории кампании 1914 г. на Русском фронте. Галицийская битва. Первый период. С. 279.]), угодили под удар подоспевшей группы эрцгерцога Иосифа Фердинанда.

Армия, потерпев на флангах неудачу, попала в тяжелую ситуацию: она оказалась разобщена на боевые группы, причем оставшийся в одиночестве 19-й корпус бился с 3-мя корпусами противника, атаковавшими его со всех направлений. В своих воспоминаниях М. Ауффенберг писал, что решился на широкий двойной охват русских к северу от Томашева – который чуть не привел к «Каннам».

Но на новых позициях П. А. Плеве консолидировал фронт, устраняя распыление своих войск (хотя пока еще лишь в отношении центральных корпусов). Левофланговый 17-й корпус был подтянут ближе к 5-му, и тем самым удалось создать единую группу из трех корпусов. Правофланговый 25-й корпус действовал у Замостья.

В результате 19-й корпус отразил натиск австро-венгерских 6-го и 9-го корпусов: командир корпуса генерал-лейтенант В. Н. Горбатовский с помощью артиллерийского маневра отбил все вражеские атаки, нанеся противнику большие потери и удержав позиции. Так, у австрийской 27-й дивизии были захвачены 800 пленных. А австрийская 15-я дивизия 6-го корпуса, двигавшаяся в тыл 19-му корпусу, сама попала под фланговый удар русской 10-й пехотной дивизии (потери 15-й дивизии противника у Лащова достигли несколько тысяч убитыми и ранеными, более 4 тыс. пленными, русскими трофеями стали 22 орудия; разгрому дивизии предшествовало уничтожение 1-го Босне-Герцеговинского батальона - потерял 915 человек). Русские части потеряли при Лащове за два дня боя 883 человека.


23. Герой Томашевского сражения – генерал от инфантерии В. Н. Горбатовский

На флангах армии П. А. Плеве сохранялось тяжелое положение: 25-й корпус сохранил значительный разрыв с центральной группой корпусов (отход на Красностав позволил австрийцам обходить его с севера), а 17-й корпус 15 августа был атакован во фланг австро-венграми (группа Иосифа Фердинанда) и отступал. Например, потери 35-й дивизии в бою у Тарношина составили более 1100 человек и 18 орудий. Наиболее пострадавший 137-й пехотный Нежинский полк потерял до 70-80 % личного состава. Австрийцы применили броневики - и полки 61-й дивизии стали отступать на Старое Село. 61-я артбригада, отражая вражескую атаку, расстреляла все снаряды, понеся большие потери в расчетах и оставив на поле боя 40 орудий (16 из них захватил 1-й Тирольский полк). 61-я дивизия потеряла 21 пулемет из 32 [Белой А. Галицийская битва. С. 124].
 

                                    Карта 3. Контуры Галицийской битвы. Австрийская карта. Даты – по-новому стилю.

К вечеру 15 августа 9,5 пехотных и 3 кавалерийских дивизии армии П. А. Плеве сражались с 12 пехотными и 3 кавалерийскими дивизиями М. Ауффенберга.
 

                                                                              24. Австрийские уланы.

Вырисовывалась катастрофа центральной группы 5-й армии (5-го и 19-го корпусов) по типу «самсоновской» – фланговые корпуса (17-й и 25-й) отходили, потерпев поражение. Австро-венгерский 2-й корпус осуществлял глубокий обход правого фланга центральной группы. А в центре 5 русским дивизиям (2 – 19-го, 2 – 5-го и 1 – 17-го корпусов) противостояли 7,5 пехотных дивизий австрийских 6-го, 9-го и 17-го корпусов. На левом фланге совершали обходной маневр 3 дивизии Иосифа Фердинанда. Восточнее двигались части австро-венгерской 2-й кавалерийской дивизии.
 

                                                                 25. Австрийская полевая батарея в бою.

И к вечеру 17 августа обстановка казалась безнадежной - М. Ауффенберг проводил в жизнь очередные столь любимые австро-германцами «Канны». Под австрийским огнем уже находилась тыловая дорога 19-го корпуса. Русские корпуса на 60-65-км фронте были охвачены полукольцом - и для того чтоб замкнуть кольцо, требовалось пройти не более перехода (усилия 1-2 дней).

Но уже наметился успех русских южных армий (3-й и 8-й), и, самое главное, энергичный и твердый П. А. Плеве не был А. В. Самсоновым.

17 августа командарм приказал 25-му корпусу овладеть г. Замостье (облегчив положение 19-го корпуса), выбить неприятеля из Красностава и закрыть пути на Холм, а 5-му, 17-му и 19-му корпусам был отдан приказ «ни шагу назад». П. А. Плеве приказывал свои комкорам действовать энергично и активно применять артиллерию.

И хотя бои за г. Красностав закончились безрезультатно для русских (после огневого удара австрийская 45-я дивизия продвинулась к Красноставу, захватив более 1 тыс. пленных, сам же город был занят австрийской 24-й дивизией), 19-й корпус, ведя активную оборону и эффективно оперируя резервами, действовал успешно.
 

 26. Галиция. Солдаты запасаются водой в баклажки (фотография шт.-кап. Корсакова).

В контратаках против австрийцев принимала участие и стоявшая в резерве конница (10-й Донской казачий полк), дошедшая до артиллерии противника и взявшая орудие и зарядные ящики (16-е августа). В тот же день в бою у Комарова было пленено до 800 австрийцев. 18 августа в ходе боев под Дубом 3 казачьих батареи внезапно открыли огонь, расстреляв пехоту и 5 батарей противника. А затем 1-я Донская казачья дивизия захватила 6 легких орудий, 4 гаубицы и до 350 пленных.
 

                                                                                27. Казаки в походе.

Контратака 19-го корпуса (к тому времени наиболее значительно обойденного противником) 18 августа улучшила ситуацию. Соединение, проявив боевую устойчивость, сковало 2,5 австро-венгерских корпуса, облегчив обстановку на фронте всей армии. Но пятидневный непрерывный бой очень утомил корпус. Потери были очень большими: в ротах осталось по 30-100 бойцов (вместо 250), командный состав был выбит. Но и потери противника также были велики – например, состав 26-й дивизии противника насчитывал всего 35% от штатной численности.

Соседний 5-й корпус также вел успешные бои с частями австро-венгерского 6-го корпуса. 17-й корпус отбил атаки противника.

5-я армия понесла большие потери. В частности, 17-я и 38-я дивизии 19-го корпуса имели средний некомплект 25-30 офицеров и 2000 солдат на полк (т. е. потери до 50-60%) [Белой А. Галицийская битва. С. 145.].

В этих условиях командарм принял 18 августа оперативное решение на вывод армии из-под вражеских ударов – чтобы провести перегруппировку для дальнейшего наступления.

Грамотный маневр отхода был реализован под прикрытием артогня арьергарда и кавалерии: армейская конница (1-я и 5-я Донские казачьи дивизии) во взаимодействии с 25-м корпусом отбросили обходящие австрийские соединения к Замостъю, ликвидировав угрозу окружения. Австро-венгерский 2-й корпус, обходивший правый фланг 19-го корпуса, получил удар в тыл. Дивизии 2-го корпуса в панике отхлынули назад к Замостью, потеряв 10 орудий, 5-я Донская дивизия захватила более 400 пленных и 2 пулемета. Силы противника, обходившие левый фланг армии, также были отброшены – Сводной и 7-й кавалерийскими дивизиями.

Т. о., 5-я армия смогла оторваться от противника и благополучно отойти на 3 перехода на север. Была проведена перегруппировка. Отход являлся не вынужденным отступлением, а отрывом от противника для сохранения маневроспособности [Головин Н. Н. Галицийская битва. Первый период. С. 505.; Он же. Дни перелома Галицийской битвы. С. 21].

Общие потери 5-й армии в ходе Томашевского сражения составили до 30000 (в т. ч. 10000 пленными - в основном за счет фланговых корпусов), «победоносные» австрийские войска потеряли 40000 (в т. ч. 20 тыс. пленными) человек. Эти же цифры подтвердил и противник [См. Auffenberg-Komarow M. von. Aus Österreich-Ungarns Teilnahme am Weltkriege. S. 248.].

Потери были очень значительными, что характеризовало упорство и боевую устойчивость войск обеих сторон в начальный период войны. Общие потери пехотных дивизий 5-й армии составляли 40-50% состава. Так, главный «именинник» Томашевской битвы – 19-й корпус - к концу первых двух дней сражения потерял 7 тыс. человек (цифры потерь возросли к концу боев в окружении только в одной 38-й дивизии до 100 офицеров и 8 тыс. солдат, т. е. 35% командного и 50% рядового состава). Но и трофеи корпуса были велики: 11 орудий, 30 пулеметов, до 5 тыс. пленных.

Операция на окружение превратилась в оттеснение - причем результат не оправдывал понесенные австрийцами потери.
 

                                                Карта 14. Томашевское сражение. Обстановка 14 августа 1914 г.

План австрийского командования по окружению русских армий, которые сумели сковать главные силы противника, был сорван – этим облегчен разгром австро-венгерских армий на львовском направлении.

Тем не менее, общая обстановка на северном фланге битвы складывается не в пользу русских – и 4-ю и 5-ю армии постигли неудачи.

В ходе Люблин-Холмского сражения русская 4-я армия в боях 10 - 13 августа с войсками австрийской 1-й армии потерпела тактическое поражение и отошла к Люблину, где, закрепившись, 14 - 20-го августа успешно отбила атаки противника.

Русская 5-я армия в ходе Томашевского сражения попала в более тяжелую ситуацию, и ряд ее соединений также потерпел поражение. Но 5-я армия избежала разгрома и привела себя в порядок, отойдя на север и проведя перегруппировку. Отход вернул армии свободу маневра. 4-я армия стойко оборонялась под Люблиным, на ее фланг прибыли свежие войска, и постепенно перевес на данном участке перешел к русским. Переброшенные резервы структурируются в форме новой 9-й армии под командованием П. А. Лечицкого. В этой ситуации удар немцев из Восточной Пруссии на Седлец мог в корне переломить ситуацию и привести к катастрофе Юго-Западного фронта, но этого не произошло.

Самое главное - 4-й и 5-й армиям Юго-Западного фронта удалось избежать оперативного окружения. Более того, это дало русскому командованию выигрыш во времени, что имело важнейшее оперативное значение - ведь первоочередным в ходе «мятника» Галицийской битвы было то, когда быстрее будет достигнут успех: от действий австро-венгерских 1-й и 4-й армий на северном фланге битвы или русских 3-й и 8-й армий - на южном.

Продолжение следует

Автор: Олейников Алексей