Подвиг Подольских курсантов

 

 

          

    ПОДОЛЬСКИЕ КУРСАНТЫ НА ПУТИ ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ

                                                                                                    Штыки от стужи побелели, 
                                                                                                    Снега мерцали синевой. 
                                                                                                    Мы, в первый раз надев шинели, 
                                                                                                    Сурово бились под Москвой. 
                                                                                                    Безусые, почти что дети, 
                                                                                                    Мы знали в яростный тот год, 
                                                                                                    Что вместо нас никто на свете 
                                                                                                    За этот город не умрет. 

                                                                                                              Серые шинели. Русские таланты.
                                                                                                              Синее сиянье неподкупных глаз.
                                                                                                              На равнинах снежных юные курсанты.                                                                                                                                                  Началось бессмертье.                                                                                                                                                                             Жизнь оборвалась.

                                                                                                                                                         Андрей Сидорчик

Выражение «подвиг подольских курсантов» слышали многие, однако мало кто может вспомнить, в чем он состоял на практике. История подольских курсантов – пример одновременно и самопожертвования, и умело проведенного оборонительного сражения. Вермахт осени 1941-го серьезно превосходил по уровню боевой мощи любого противника, включая Красную Армию, и курсанты из Подольска сумели добиться очень серьезного успеха – они дали бой и выполнили свою задачу, сражаясь против элиты вермахта - танковой дивизии, возглавляемой знаменитым командиром.

                                                                         Над бездной

В октябре 1941 года Красную Армию постигла одна из крупнейших военных катастроф в истории. Наступление на Москву, начатое немцами 30 сентября, быстро привело к окружению и гибели в «котлах» сразу нескольких советских армий. Из фронта оказался вырван кусок в сотни километров, и вермахт понесся к Москве, почти не встречая сопротивления.  

История великого подвига началась 5 октября 1941 года в девять часов утра. В это время с московского аэродрома вылетел летчик на разведку и с ужасом обнаружил в 220 километрах от Москвы по Варшавскому шоссе прорвавшуюся колонну танков длиной двадцать пять километров. Это были отборные элитные войска 57-го моторизованного корпуса под командованием генерала Мориц Альбрехт Франц-Фридрих Фёдор фон Бок

Вернувшись, летчик взволнованно доложил: «Немцы прорвали оборону наших войск и стремительно движутся к Москве». Командование отказалось верить. Отправили еще двух летчиков проверить данные первого. Асы на бреющем полете пролетели так близко к земле, что видели выражение лиц фашистов. Вернувшись с боевого задания, летчики подтвердили худшее.

Сталин был в шоке. Вся стратегия Сталина заключалась в том, чтобы воевать на чужой территории. Оборонительные рубежи не были готовы. Катастрофа! Сталин срочно вызывает Жукова из Ленинграда. Георгий Константинович с самолета сразу садится в машину и едет на передовую. По пути он проезжает свое родное село, где живут его мать, сестра и племянники, и думает, что же будет с ними, когда немцы захватят его близких и родных.

За всю историю войны это был самый опасный момент – момент, от которого зависело не только будущее России, но и всего мира. Ставка очень высока! Командованием принимается единственно возможное решение: бросить в бой последний резерв – два военных училища:
Подольское артиллерийское училище и Подольское пехотное училище. Больше Москву защитить было некому.

Ставке требовались любые резервы отовсюду, где их можно было взять. Одним из источников латания дыр во фронте стали военные училища. Решение использовать их для затыкания прорыва было чудовищным, но лишенным альтернативы осенью 1941-го. Курсант – это человек, подготовленный куда лучше обычного пехотинца или артиллериста. Использование училища на фронте как обычного полка позволяло сразу получить сравнительно хорошо обученное соединение, но это классический случай забивания гвоздей микроскопом: армия лишается людей, которые потом могли бы стать хорошими офицерами. Однако выбор был небогатым: или сейчас поставить курсантов в строй, или у армии и страны уже не будет никакого «потом».

В 1939—1940 годах в Подольске были созданы артиллерийское и пехотное училища.

Подольское артиллерийское училище (ПАУ) было создано в сентябре 1938 года, в нём обучали командиров взводов противотанковой артиллерии. В училище одновременно подготавливалось четыре артиллерийских дивизиона из трёх учебных батарей по 4 взвода. В одной учебной батарее состояло около 120 курсантов. Всего в училище обучались около 1500 курсантов.                                         Здание хранилища, которое до войны было курсантской казармой

Подольское пехотное училище (ППУ) было сформировано в январе 1940 года, оно готовило командиров пехотных взводов в 4-х учебных батальонах. В каждом батальоне было 4 учебные роты по 120—150 курсантов в каждой. Всего в пехотном училище училось более 2000 курсантов.  

Располагалось училище в здании, где находился индустриальный техникум. Сейчас там Российский государственный университет туризма и сервиса. С 01.08.1941года — Подольское пехотное училище.

До начала войны в училищах училось более 3500 курсантов.

Подольские пехотное и артиллерийское училища были подняты в ружье 5 октября. 

В качестве рубежа обороны им назначался Малоярославецкий укрепрайон – цепочка недостроенных ДОТов Можайской линии обороны на подступах к Москве. В этих бункерах кроме бетона ничего и не было: орудия в пушечные доты курсанты вмонтировали сами, перископы отсутствовали. Бетонные коробки, которые не успели ни замаскировать, ни оснастить, стали тем рубежом, который они должны были защищать.   Навстречу им тараном шли силы группы армий «Центр», основной ударный кулак которой на этом участке составила 19-я танковая дивизия под командованием опытнейшего генерала Отто фон Кнобельсдорфа, ветерана Польши и Франции, воюющего в СССР с 22 июня.

            

До Москвы оставалось менее 200 километров. Юхнов уже пал, на Угре оборону держала истрепанная танковая бригада. Еще один длинный участок фронта был прикрыт единственным десантным батальоном.

В этих условиях 3500 курсантов из Подольска стали огромной ценностью, тем более, что их тщательно обучали преподаватели, поголовно имевшие боевой опыт. В бой они пошли под командой собственных начальников училищ – генерал-майора Василия Андреевича Смирнова и полковника Ивана Семёновича  Стрельбицкого.  

Основным опорным пунктом училищ стало село Ильинское. Курсантов перебросили к фронту как есть, с имеющейся матчастью, включающей учебные трехдюймовки образца 1898 года и даже реквизированными и восстановленными музейными пушками. 

Ещё до начала основных боёв, передовой отряд курсантов встретился с отрядом десантников капитана Ивана Георгиевича Старчака.

         

В течение суток десантники сдерживали противника на рубеже восточного берега реки Угры. Вместе с курсантами они решили организовать ночную контратаку, она оказалась для немцев неожиданной.

Десантники и курсанты, сдерживая натиск противника, постепенно отходили к основному рубежу обороны – на Ильинском.

 

За 5 суток боёв они подбили 20 танков, 10 бронемашин, уничтожили до 1 тыс. врагов. Но и сами понесли тяжёлые потери, в курсантских ротах передового отряда погибло до двух третей личного состава

Тем не менее, начало боевого пути оказалось оптимистичным: авангард курсантов присоединился к защищавшимся в этом районе десантникам, сразу столкнулся с немецкой моторизованной разведкой и оттеснил ее за Угру. 

Эта стычка стала завязкой тяжелого сражения. Немцы постоянно напирали, а восполнять потери десантникам и курсантами было неоткуда. Несколько рот сформировали на лету из рассеянных по окрестностям неуправляемых солдат других частей. Правда, толку от них было мало: курсанты издевательски называли «стальной пехотой» не выдерживающих напряжения и уходящих в тыл стрелков.

Одержав свою первую победу, ребята не хотели отступать. Проблема командира передового отряда курсантов была в том, чтобы убедить их отступить к основным позициям. Ведь ребята дали клятву «Ни шагу назад!». В это время основные силы курсантов готовились к обороне. Ребята копали окопы, устанавливали орудия, а мимо них шли раненые, истекающие кровью солдаты, тысячи, тысячи раненых. Стрельбицкий предложил Смирнову останавливать отступающих и формировать из них дополнительные отряды. На что Смирнов ответил: «Посмотри им в глаза. Они сломлены. Они не могут нам помочь». 

К окопам курсантов подъехал Жуков, храбрейший полководец, жесткий как сталь. Человек, который начал свою карьеру солдатом в Первую мировую войну, за храбрость получивший три Георгиевских Креста. Жуков выступил перед курсантами, сказав всего лишь несколько слов: «Дети, продержитесь хотя бы пять дней. Москва в смертельной опасности». Обратите внимание, как он обратился к курсантам. Он назвал их не солдатами, а «детьми». Перед ним стояли дети. 

И вот час истины пробил. Немцы сразу бросили в атаку шестьдесят танков и пять тысяч солдат. Ребята отбили первую атаку. И не просто отбили, а, выскочив из окопов, пошли в штыковую. Контратака была настолько стремительной, что немцы струсили, побросали оружие и помчались с поля битвы. От школьников бежали непобедимые воины, покорители Европы. Ребята одержали первую победу. Это был их первый бой в жизни, и они поверили в себя, поверили, что можно бить гадов. Но радовались они недолго.    

                                                                     Крепкий орешек 

Глубокой осенью через раскисшие поля наступали основные силы   19-й панцердивизии. Наступающие имели полное превосходство в воздухе и мощнейший артиллерийский кулак. Говоря о блицкриге, чаще всего вспоминают о танках, но даже в танковых дивизиях одним из важнейших его инструментов была мощная моторизованная артиллерия.  

К 11 октября, преодолевая сопротивление советских солдат и природы, танковая дивизия через Медынь вырывается к Ильинскому… и упирается в укрепрайон из трех десятков ДОТов.

 

 Результаты поиска изображений для запроса "8987394"

Бетонные бункеры, даже недостроенные, давали лучшую защиту, чем обычные окопы, а засевшие в них курсанты с артиллерией оказались неожиданно крепким орехом. Попытка взять укрепрайон лобовой атакой провалилась, несмотря на участие танков, дивизионных гаубиц и авиации. 

Если в удачные дни немцы проходили десятки километров, то штурм позиций курсантов развивался медленно, и только к 12 октября немцы сумели прорваться за речку Выпрейка, и начать строить мост через нее на фланге позиций училища.

                                             Ильинское. Немецкая колонна на мосту через реку Выпрейку

Выпрейка – узкая и мелкая река, хотя и с крутыми берегами. Но дивизия – это не только танки, это масса автомобилей снабжения, которым нужна дорога, а на дворе осень с ее грязевыми реками вместо шоссе. Поэтому просто пустить тыловые колонны в обход курсантских редутов немцы не могли, значит, даже имея плацдарм и перехватив шоссе в тылу у курсантов, немцы еще не приблизились к цели. Это означало, что необходимо все-таки не мытьем, так катаньем взять Ильинское.

Во фланг опорному пункту старательно били все увеличивающиеся силы немецкой мотопехоты. Под дождем в грязи шел отчаянный бой в деревнях, но проломить пехотным штурмом оборону не получалось, и тогда Кнобельсдорфу пришла идея атаковать Ильинское не с запада, а с востока – силами танков при поддержке пехоты. Атаковать должны были 15 боевых машин, главным образом чешских LTvz.38 «Прага».

                                                             Тактико-технические характеристики LTvz.38

Боевая масса

9,4 т

Размеры:

 

длина

4600 мм

ширина

2120 мм

высота

2400 мм

Экипаж

4 человека

Вооружение

1х37-мм пушка 2 х 7,92-мм пулемета

Боекомплект

72 снаряда 2400 патронов

Бронирование:

 

лоб корпуса

25 мм

лоб башни

25 мм

Тип двигателя

карбюраторный "Прага"

Максимальная мощность

125 л.с.

Максимальная скорость

42 км/час

Запас хода

250 км

                                 Бездорожье:                                         160км

                                 Двигатель:                                             Praga EPA/6 цилиндров/125л.с.

 

Наступать им предстояло прямо по шоссе, поскольку попытка уйти с дороги была равносильна прыжку в непролазную грязь. Наступая вдоль шоссе, танки поддерживал батальон пехотинцев. Атаку назначили на 16 (по другим данным, 13) октября.

План Кнобельсдорфа был вполне разумным, и в этом состояло его основное достоинство. А  основной недостаток состоял в том, что он полетел кувырком.

                                                                                          Засада! 

Командиры курсантов располагали недостаточным количеством артиллерии, и вся она была собрана в глубине обороны и замаскирована в лесу в качестве резерва. Немецкий отряд, не зная этого, аккуратной колонной ехал прямо в западню.

Танкисты вермахта попытались схитрить и водрузили на головную машину красный флаг. Сначала наблюдатели курсантов расслабились, увидев знакомое знамя, но вскоре проступающие через осеннюю хмарь силуэты не оставили сомнений: с востока шли немцы! Однако те и понятия не имели, что выходят прямо на позиции артиллерийского резерва русских. За что немедля и поплатились.

Условия для стрельбы были идеальными. Расстояние не более двухсот метров – для крупнокалиберных зенитных орудий и легких «сорокопяток» – это пистолетная дистанция. Съехать с дороги немцы не могли, а орудийных позиций не замечали до того момента, когда на танки обрушился шквальный прицельный огонь во фланг. Зенитки были опасным противником и для более тяжелых машин, а легкие чешские танки их тяжелые снаряды буквально разрушали.  

Немецкие танкисты были хорошими солдатами, и не собирались позволить просто так себя разгромить. Они вели ответный огонь, подбили одну из пушек, но шансов на узкой дороге они не имели ни единого. «Праги» вспыхивали под градом снарядов одна за другой. Из 15 танков отойти сумел только один. В порядке своеобразной компенсации за него советские солдаты записали на свой счет минимум два БТР идущей за танками мотопехоты. Обескураженных зрелищем этого избиения пехотинцев вермахта отбросили с шоссе в лес.

Наиболее результативным оказался расчет Юрия Добрынина. Этот курсант со своими товарищами сжег шесть из участвовавших в схватке немецких танков.

Немецкий связист, участвовавший в этом бою, писал:

Головной танк горит ярким пламенем, открывается люк башни, из которого экипаж бросается в воронку. Опасность в том, что наше наступление остановилось. Танки стоят на шоссе, и это верные мишени для русской зенитки, которая стреляет более точно.

                                                    85-мм зенитное пушка 52-К 

Характеристики и свойства боевых припасов

  • Заряжание: унитарное
  • Номенклатура боеприпасов:
    • Осколочная зенитная граната с дистанционным взрывателем Т-5, ТМ-30, ВМ-30: 53-УО-365.
    • Осколочная зенитная граната с дистанционным взрывателем ВМ-2: 53-УО-365,
    • Осколочная зенитная граната с переходной головкой и взрывателем КТМ-1: 53-УО-365
    • Бронебойно-трассирующий калиберный снаряд 53-УБР-365
    • Бронебойно-трассирующий остроголовый калиберный снаряд 53-УБР-365К
    • Бронебойно-трассирующий подкалиберный снаряд 53-УБР-365П
  • Досягаемость по высоте, м: 10 230
  • Дульная скорость снаряда, м/с
    • Осколочно-зенитная граната с Т-5: 800
    • Осколочная цельнокорпусная граната: 793
    • Бронебойно-подкалиберный катушечный : 1050
    • Бронебойного калиберного остроголового: 800
  • Масса снаряда, кг
    • Бронебойного калиберного : 9,2
    • Бронебойного подкалиберного: 4,99
    • Осколочного: 9,2-9,43
    • Осколочной зенитной гранаты: 9,24-9,54
  • Бронепробиваемость калиберного снаряда, мм
    • Угол встречи относительно касательной плоскости к броне 60 градусов
      • Дистанция 100 м: 100
      • Дистанция 500 м: 90
      • Дистанция 1000 м: 85
    • По нормали к броне
      • Дистанция 100 м: 120
      • Дистанция 500 м: 110
      • Дистанция 1000 м: 100

С шипением снаряды проносятся над шоссе. Не успели мы отойти от первого шока, как подбивают еще один танк. Экипаж также покидает его. Следом подбиты еще два танка. Мы с ужасом наблюдаем горящие танки и слышим русское «ура!», хотя не видим врага. Наши боеприпасы на исходе. Через полчаса нас охватывает паника. Стоят шесть подбитых танков, и все еще стреляют пушки. Что нам делать? Назад? Тогда мы попадаем под пулеметно-оружейный огонь. Вперед? Кто знает, сколько вражеских сил в деревне, а у нас кончаются боеприпасы. Перебежками солдаты занимают противотанковый ров. Здесь под прикрытием елок стоит 7-й танк, который вызывает на помощь первую группу танков из Ильинского. Вскоре и этот танк получает попадание и загорается.

                        Тактико-технические характеристики 45- миллиметровой пушки образца 1937 года:
Калибр - 45 мм;
Масса в боевом положении – 560 кг;
Масса в походном положении: 1200 кг;
Начальная скорость снаряда – 760 м/с;
Угол вертикальной наводки – от -8° до 25°;
Угол горизонтальной наводки – 60°;
Скорострельность – 15-20 выстрелов в минуту;
Максимальная дальность стрельбы – 4400 м;
Максимальная дальность прямого выстрела – 850 м;
Бронепробиваемость по нормам – 28-40 мм (на дальностях 500 и 1000 м);
Вес бронебойного снаряда – 1430 г.онны

Избиение колоны на шоссе стало впечатляющим эпизодом в судьбе 19-й танковой дивизии. В наступлении, когда подбитые машины обычно можно отбуксировать в тыл и отремонтировать, разовая безвозвратная утрата сразу 14 танков – это очень серьезно. Тем более, это происходило в условиях наступления на Москву, когда на счету была каждая единица техники. Разбитую колонну много фотографировали, позже картина разгрома на шоссе у Ильинского осталось в истории   19-й дивизии. 

Чудес не бывает, и в ближайшие дни, пользуясь тотальным огневым превосходством, немцы все же смогли грубой силой преодолеть сопротивление курсантов. 16 октября Ильинский рубеж пал. Общий отход на следующую позицию прикрывал ДОТ на шоссе у развалин деревеньки Сергеевка с легкой противотанковой пушкой внутри.

Провалились попытки сломить дух советских курсантов с помощью пропагандистских листовок. «Красных юнкеров» призывали сдаться, сломить их волю ложным сообщением о том, что Варшавское шоссе захвачено почти до Москвы, а столицу СССР захватят через день-два. Но никто не сдался!

Советская молодёжь стояла насмерть, выдерживая артиллерийские и авиационные удары. Таяли силы, кончались боеприпасы, к 16 октября в строю осталось всего 5 орудий. Именно в этот день, после мощного огневого удара по всему фронту обороны, вермахт смог захватить оборонительные рубежи на Ильинском участке и то только после того, как практически все курсанты, кто здесь оборонялся, погибли.

До вечера задержал продвижение противника дот на шоссе у деревни Сергеевка, им командовал командир 4-й батареи лейтенант Афанасий Иванович Алешкин. Расчёт 45-мм пушки подбил несколько боевых машин врага.

17 октября командный пункт отряда был перемещён в Лукьяново. Ещё течение 2 дней курсанты отстаивали Лукьяново и Кудиново. 19 октября бойцы оборонявшие Кудиново, были взяты в кольцо окружения, но они сумели прорваться из него.

В этот же день курсанты получили приказ на отход.20 октября немногие оставшиеся в живых курсанты Подольского сводного отряда начали отход для воссоединения с войсками, которые занимали оборону на реке Наре.

25 октября вышедших к своим курсантов отправили в Иваново для завершения обучения.

В этом жестоком бою Подольский сводный отряд потерял примерно 2500 курсантов, при этом враг потерял около 5 тыс. человек и до 100 танков было уничтожено и подбито. Задачу свою они выполнили – враг был задержан, время выиграно.

                                                                         Лейтенант Алешкин.

Его дот немцы прозвали «оживающим дотом». Дело в том, что Алешкину удалось замаскировать свой дот настолько хорошо, что немцы сначала не понимали, откуда по ним стреляют и потом, когда они уже изрыли из крупнокалиберных минометов землю, оголились бока железобетонного дота. Бронедверей и бронещитов тогда не было, любой рядом разорвавшийся снаряд постоянно ранил наших героев, наших мальчишек. Но Алешкин избрал другую тактику: в тот момент, когда немцы, обнаружив его дот, выкатили зенитное оружие и прямой наводкой стреляли по доту, алешкинцы брали свою пушку, выкатывали ее на запасную позицию и пережидали, когда закончится лобовой обстрел. Немцы видели своими глазами, что внутри дота разрываются снаряды, ну ничего живого там не может остаться, и спокойно, вразвалку, шли на штурм, они считали, что уничтожены все курсанты, да и что могло остаться в живых после этого сокрушительного огня. Но в какой-то момент дот оживал и снова начинал! стрелять: ребята закатывали в разбитый дот пушку и опять открывали огонь по солдатам и танкам врага. Немцы были ошарашены! 

К сожалению, немцы имели большой опыт прорыва укреплений: несмотря на нескольких удачных выстрелов из бункера, они сумели вывести в тыл ДОТу штурмовую группу, которая его и подорвала.

Приказ на отход курсанты получили 18 октября. В ходе отступления они попали в окружение, из которого пришлось прорываться. Позднее уцелевших вернули доучиваться. Они выиграли для армии драгоценные две недели, позволившие сформировать сплошной фронт по Наре. Разгромленная на шоссе танковая колонна так и осталась на дороге и в кюветах вокруг нее – восстановлению разбитые машины не подлежали.

Подольские курсанты действительно заслужили того, чтобы остаться в памяти благодарных потомков. Уступая противнику во всех основных средствах борьбы, имея жалкую защиту в виде жидкой цепочки недостроенных ДОТов, они сумели сделать то, что от них требовалось, и отвесили серьезнейшую по меркам 1941 года пощечину танковой дивизии. Среди людей, посадивших на рожон неудачливых завоевателей, сводный отряд подольских училищ занимает одно из почетных мест.

                                                                г. Подольск. Памятник курсанам

                                                              Мемориал " Ильинский рубеж "

                                                       с. Ильинское. Памятник курсантам

                                                     с. Кудиново. Памятник курсантам

                                                                 с. Кудиново.  Братская могила

Не надо  фраз про доблесть и отвагу. 
Слова — всего лишь навсего слова. 
Мы здесь стояли. И назад — ни шагу. 
Мы здесь лежим. Зато стоит Москва. 
                                      Владимир Карпенко 

                                 с. Ильинское. Встреча ветеранов боёв на " Ильинском Рубеже "                    

     

                                                                     Автор: Евгений Норин