Штурм Зееловских высот

                  

                 Сражение за Зееловские высоты

К апрелю 1945 года участь Третьего рейха была уже решена. Армии СССР и западных союзников сжимали кольцо. Весь вопрос состоял теперь в том, в какой конфигурации и какой ценой завершится война. Союзники серией манёвров блокировали основные силы немецкого Западного фронта в Руре. РККА же стояла на плацдармах за Одером в нескольких десятках километров от Берлина и готовилась к последнему рывку.

В начале апреля не было очевидно, кто именно вступит в германскую столицу. Крах немецкого фронта пробудил амбиции Черчилля. Британский лидер писал Рузвельту о необходимости скорейшего прорыва на глубину и взятия Берлина. Однако этот план встретил противодействие командующего войсками союзников Дуайта Дэвида Эйзенхауэра.

   

Тот отметил, что рывок на Берлин с голыми флангами приведёт к кризису снабжения, а в военном смысле необходимо разбить окружённую в Руре группировку и не допустить отхода вермахта в так называемую Альпийскую крепость в Баварии и западной Австрии.

Интересно, что более ранние договорённости с Советским Союзом никем даже не упоминались. Военные соображения пересилили. Поэтому рывка очертя голову к Берлину с запада не состоялось.

Между тем Сталин прекрасно понимал, что Берлин даёт занявшему его серьёзные политические преференции, поэтому не собирался упускать такую ценную добычу из рук. Существовали и чисто военные резоны разгромить нацистов как можно скорее. Вермахт вовсе не являлся небоеспособным. Немецкая армия по-прежнему насчитывала несколько миллионов солдат, а запасы вооружения позволяли им ещё несколько месяцев вести активные бои.

Малоизвестный факт состоит в том, что немцы до самого конца пытались навязывать свою волю союзникам, и последний котёл войны относится к апрелю 1945-го, когда под Бауценом в окружение попали несколько польских дивизий, откуда их с трудом выручили. Словом, остановиться и благодушно ждать, когда союзники подтянутся с запада, было в любом случае плохой идеей.

Георгий Жуков представил ставке два плана покорения Берлина. "Долгий" план предполагал консолидацию плацдармов за Одером и окружение немцев во Франкфурте-на-Одере. По этому плану два советских фронта обходили на Берлин с юга соединёнными силами, нанося от Кюстрина только вспомогательные удары. Таран двух фронтов сразу южнее Берлина, без сомнения, снёс бы всё на своём пути: в реальности там управились куда меньшими силами. Однако для его реализации требовалось ещё по крайней мере несколько недель.

По мнению Сталина, нескольких недель у РККА не было. Поэтому предстояло реализовать "короткую программу": южнее Берлина действовал 1-й Украинский фронт Конева, а непосредственно на немецкую столицу наступал 1-й Белорусский фронт Жукова. Он отбыл на 1-й Белорусский фронт готовить удар по немецкой столице. 

Так и завязалась битва за Зееловские высоты.

ЗЕЛОВСКИЕ ( Зееловские ) ВЫСОТЫ, гряда высот на Северо-Германской низменности, в 50—60 км восточнее Берлина, проходящая по левому берегу старого русла р. Одер.

Протяжённость до 20 км, ширина 4—10 км, превышение высот над долиной р. Одер 40—50 м, крутизна склонов до 30—40°. Немецко-фашистское командование создало на 3еловских высотах вторую полосу обороны, которая имела сплошные траншеи, большое количество дзотов, пулемётных площадок, окопов для артиллерии и противотанковых средств, противотанковых и противопехотных заграждения. Перед высотами был вырыт противотанковый ров глубиной до 3 м, шириной 3,5 м, а подступы к высотам заминированы и простреливались многослойным перекрёстным артиллерийским и ружейно-пулемётным огнём. Отдельные строения враг превратил в опорные пункты. Оборонявшие 3еловские высоты немецко-фашистские войска (в основном 9-я полевая армия) были усилены артиллерией берлинской зоны ПВО.

Бронетанковая техника и автотранспорт могли преодолевать склоны 3еловских высот главным образом вдоль шоссейных дорог, которые были заминированы и простреливались противотанковыми и зенитными (88-мм) орудиями. Войска 1- го Белорусского фронта, перейдя в наступление 16 апреля и успешно преодолев первую полосу обороны, к исходу дня встретили ожесточённое сопротивление противника на 3еловских высотах., куда отошел противник с первой полосы и подошли его дивизии из резерва. Плотность артиллерии противника по обеим сторонам шоссе, идущего от Зелова на запад, была доведена до 200 орудий на 1 км фронта. Попытка командующего фронтом ускорить продвижение войск вводом в сражение в первый же день наступления двух танковых армий не привела к желаемому результату. Подвижные соединения не смогли оторваться от пехоты и ввязались в изнурительные бои. Лишь к исходу 17 апреля , после мощной артиллерийской и авиационной подготовки, вражеская оборона на основных направлениях 3еловских высот. была прорвана войсками 8-й гвардейской армии во взаимодействии с 1-й гвардейской танковой армией.

                                      Немецкая оборона

20 марта генерала Готхарда  Хейндрици назначили командовать группой армий «Висла».

               

Он считался одним из лучших специалистов по защитной тактике. Он знал наперед, что Советская Армия направит свой главный удар вдоль автострады, неподалеку от которой были расположены Зееловские высоты.

Хендрици не стал укреплять берег реки. Вместо этого он использовал выгодное расположение высот, через которые протекал Одер. Пойма реки весной всегда была насыщена паводками, поэтому немецкие инженеры сначала уничтожили часть дамбы, а затем выпустили воду вверх по течению. Таким образом, равнина превратилась в болото. За ней располагалось три линии обороны: первая – система различных фортификационных сооружений, заграждений и траншей; вторая - Зееловские высоты, битва за которые будет длиться с 16 по 19 апреля; третья – линия "Вотан", расположившаяся в 17-20 км позади самой линии фронта. 

К началу сражения 56-й танковый немецкий корпус насчитывал около 50 тыс. человек. После сражения в Берлин смогли прорваться только 13-15 тыс. бойцов, которые впоследствии стали защитниками фашистской столицы.

                                               План операции 1-го Белорусского фронта

Общий замысел операции 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Г. К. Жукова заключался в нанесении сокрушающего удара по группировке вермахта, прикрывавшей Берлин с востока, развитии наступления на германскую столицу с обходом её с севера и юга, с последующим штурмом города и выходом наших войск к р. Эльба.
Войска 1-го Белорусского фронта занимали участок фронта шириной 172 км, от Ниппервизе до Гросс-Гастрозе. Главная ударная группировка фронта развернулась на 44-километровом участке Гюстебизе, Подельциг. Правый фланг фронта был развёрнут на участке Ниппервизе, Гюстебизе. Левый фланг фронта развернулся на 82-километровом участке Подельциг, Гросс-Гастрозе.
Главный удар наносили силами 4 общевойсковых и двух танковых армий из района Кюстрина. Войска 3-й ударной армии под командованием Василия Ивановича Кузнецова, 5-й ударной армии Николая Эрастовича Берзарина и 8-й гвардейской армии Василия Ивановича Чуйкова, развернутые в центре кюстринского плацдарма, должны были, прорвав немецкую оборону, обеспечить ввод в прорыв танковых соединений и наступать на германскую столицу.

                                                  В.И. Кузнецов                                                                    Н.Э. Берзарин

                                                                                                       В.И. Чуйков

На шестой день операции они должны были быть на восточном берегу озера Хафель (Хавель) на участке Хеннигсдорф, Гатов. 47-я армия Франца Перхоровича получила задачу обойти Берлин с северо-запада, наступая в общем направлении на Науен, Ратенов и 11 день операции выйти к Эльбе. Кроме того, во втором эшелоне фронта на главном направлении располагалась 3-я армия Александра Горбатова.
Танковые армии находились во втором эшелоне ударной группировки и должны были развить наступление в обход Берлина с севера и юга. 1-я гвардейская танковая армия под командованием Михаила Ефимовича Катукова должна была наступать не с севера совместно с 2-й гвардейской танковой армией, как ранее планировала Ставка ВГК, а с юга, чтобы взять южную часть Берлина.

           

Наступление армии Катукова также поддерживал 11-й танковый корпус Ивана Ющука. Это изменение задачи армии Катукова предложил Жуков, а Верховный Главнокомандующий Сталин утвердил. Северная часть обходной группировки и так была весьма мощной, в неё входили: 61-я армия Павла Белова, 1-я армия Войска Польского Станислава Гиляровича Поплавского, 47-я армия Перхоровича, 2-я гвардейская танковая армия Семёна Богданова, 9-й танковый корпус Ивана Кириченко и 7-й гвардейский кавалерийский корпус Михаила Константинова.

           

Чтобы обеспечить наступление главной ударной группировки фронта в центре на флангах, с севера и юга наносили два вспомогательных удара. На севере наступали 61-я армия Белова и 1-я армия Войска Польского Поплавского. Они наносили удар в общем направлении Либенвальде, Вулькау и на 11-й день наступления должны были выйти к Эльбе в районах Вильснак и Зандау.
На юге второй удар, обеспечивающий наступление главной ударной группировки, наносили 69-я армия Владимира Колпакчи, 33-я армия Вячеслава Цветаева и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Советские армии наступали на участке Подельциг, Брисков в общем направлении на Фюрстенвальде, Потсдам и Бранденбург. Армии Колпакчи и Цветаева должны были прорвать немецкую оборону на франкфуртском направлении и, наступая на запад, с выходом на южную и юго-западную части Берлина, отрезать от столицы основные силы 9-й немецкой армии.
Всего 1-й Белорусский фронт располагал 9-ю общевойсковыми и 2-мя танковыми армиями, одной воздушной армией (16-я воздушная армия Сергея Руденко), двумя танковыми корпусами (9-й танковый корпус Ивана Кириченко, 11-й танковый корпус Ивана Ющука), двумя гвардейскими кавалерийскими корпусами (7-й гвардейский кавалерийский корпус Михаила Константинова, 2-й гвардейский кавалерийский корпус Владимира Крюкова). 1-й Белорусский фронт также поддерживала 18-я воздушная армия главного маршала авиации Александра Голованова (авиация дальнего действия) и Днепровская военная флотилия Виссариона Виссарионовича Григорьева.

У 1-го Белорусского фронта было в распоряжении более 3 тыс. танков и самоходных установок, 18,9 тыс. орудий и минометов.
На вооружении трёх бригад Днепровской флотилии было 34 бронекатера, 20 тральщиков, 20 катеров ПВО, 32 полуглиссера и 8 канонерок. Катера были вооружены 37-, 40-, 76- и 100-мм пушками, пусковыми установками 8-М-8 для стрельбы реактивными снарядами калибром 82 мм, крупнокалиберными пулеметами. Флотилия получила задачи поддерживать наступающие войска, оказывать помощь в форсировании водных преград, охранять водные коммуникации и переправы; уничтожать мины противника, установленные на реках; осуществлять прорывы в глубину вражеской обороны, дезорганизовывать немецкий тыл, высаживать десанты. 3-я бригада должна была захватить гидротехнические сооружения в районе Фюрстенберга, не допустив их уничтожения.

                         Батарея советских 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20 под Берлином. 1-й Белорусский фронт

                                                                       Подготовка операции

На главном направлении наступления сформировали группировку артиллерии с плотностью около 270 стволов на 1 км фронта (без учёта 45-мм и 57-мм пушек). Чтобы обеспечить тактическую внезапность наступления артподготовку решили осуществить ночью, за 1,5-2 часа до рассвета. Для освещения местности и ослепления врага сосредоточили 143 прожекторные установки, которые должны были заработать с началом атаки пехоты. 


За 30 минут до начала артподготовки ночная бомбардировочная авиация должна была нанести удар по штабам узлам связи противника. Одновременно с артиллерийской подготовкой штурмовая и бомбардировочная авиация 16-й воздушной армии наносила массированные удары по опорным пунктам и огневым позициям противника на глубину до 15 км. После ввода в сражение подвижных соединений главной задачей авиации являлось подавление противотанковой обороны немецких войск. Большая часть штурмовой и истребительной авиации переключалась на непосредственное сопровождение общевойсковых и танковых армий.
14-15 апреля наши войска провели разведку боем, чтобы выявить сильные и слабые стороны немецкой обороны, его огневые позиции и заставить противника подтянуть резервы к переднему краю. Основные события происходили в полосе 4 общевойсковых армий главной ударной группировки фронта. В центре наступление велось усиленными стрелковыми батальонами дивизий первого эшелона, на флангах — усиленными ротами. Передовые части поддерживали сильным артиллерийским огнем. На разных направлениях нашим войскам удалось вклиниться в боевые порядки врага на 2-5 км.
В результате наши войска преодолели наиболее сильные полосы минных заграждений и нарушили целостность первой полосы обороны противника, что облегчило наступление главных сил фронта. Кроме того, было введено в заблуждение немецкое командование. По опыту предыдущих операций немцы думали, что за разведывательными батальонами перейдут в наступление и главные силы фронта. Однако ни 14-го, ни 15-го апреля наши войска в общее наступление не пошли. Немецкое командование сделало ошибочный вывод, что наступление главных сил 1-го Белорусского фронта отложено на несколько дней.

                                            Советские бомбардировщики идут курсом на Берлин

                                                      Советские солдаты пересекают реку Одер

                                                                Прорыв вражеской обороны

В 5 часов утра 16 апреля 1945 г. в полной темноте началась артиллерийская подготовка. На фронте главной ударной группировки артиллерия в течение 20 минут подавляла вражеские цели на глубину до 6-8 км и местами до 10 км. За такой короткий промежуток было выпущено около 500 тыс. снарядов и мин всех калибров. Эффективность артудара была большой. В первых двух траншеях было выведено из строя от 30 до 70% личного состава немецких частей. Когда советская пехота и танки пошли в атаку на некоторых направлениях они продвинулись на 1,5-2 км не встречая вражеского сопротивления. Однако вскоре немецкие войска, опираясь на сильную и хорошо подготовленную вторую полосу обороны, стали оказывать яростное сопротивление. По всему фронту разгорелись ожесточенные бои.
Одновременно бомбардировщики 16-й воздушной армии наносили удары по штабам, узлам связи, по 3-4 траншеям главной полосы обороны противника. В атаке приняла участие и 18-я воздушная армия (тяжелая авиация). В течение 40 минут 745 машин бомбили заданные цели. Всего за день, несмотря на неблагоприятную метеорологическую обстановку, наши летчики сделали 6550 самолето-вылетов, в том числе 877 ночных. На противника было сброшено более 1500 тонн бомб. Немецкая авиация пыталась сопротивляться. В течение дня произошло 140 воздушных боев. Наши соколы сбили 165 немецких машин.

Оборонявшаяся в полосе наступления 47-й армии Перхоровича 606-я дивизия особого назначения понесла тяжелые потери. Немецкие солдаты были застигнуты артиллерийской подготовкой в траншеях и многие погибли. Однако немцы оказали упорное сопротивление, нашим войскам пришлось наступать, отражая многочисленные контратаки. К концу дня наши войска продвинулись на 4-6 км, захватив ряд важных опорных пунктов в глубине обороны противника. Было захвачено более 300 пленных.
Успешно наступала 3-я ударная армия Кузнецова. Войска начали наступление при свете прожекторов. Наибольшего успеха достигли в полосе наступления правофлангового 79-го стрелкового корпуса генерала С. Н. Переверткина. Наши войска отбили несколько вражеских контратак и захватили важные опорные пункты Гросс Барним и Клайн Барним. Чтобы усилить напор 79-го корпуса в полосу его наступления в 10 час. ввели 9-й танковый корпус Кириченко. В результате наша пехота и танки продвинулись на 8 км и вышли к промежуточной оборонительной полосе врага. На левом фланге 12-й гвардейский стрелковый корпус генерала А. Ф. Казанкина продвинулся за день на 6 км. Особенно упорные бои здесь шли за опорный пункт Лечин.

Немецкие войска сильным огнем отразили лобовую атаку 33-й дивизии генерала В. И. Смирнова. Тогда 33-я дивизия и 52-я дивизия генерала Н. Д. Козина обошли Лечин с севера и юга. Так опорный пункт взяли. Таким образом, за день тяжелого сражения войска 3-й ударной армии прорвало главную полосу обороны противника и правым крылом вышли к промежуточной полосе. Было захвачено около 900 пленных.
При свете прожекторов перешла в наступление 5-я ударная армия Берзарина. Наибольшего успеха добился центральный 32-й стрелковый корпус генерала Д. С. Жеребина. Наши войска продвинулись на 8 км и к исходу дня вышли на правый берег реки Альт Одер, ко второй полосе обороны врага на участке Платков, Гузов. На правом фланге армии 26-й гвардейский стрелковый корпус, преодолевая ожесточенное сопротивление противника, продвинулся на 6 км. Войска левофлангового 9-го стрелкового корпуса также продвинулись на 6 км. При этом части 301-й стрелковой дивизии полковника В. С. Антонова взяли важный опорный пункт врага — Вербиг.
В бою за станцию Вербиг отличился комсорг 1-го батальона 1054-го стрелкового полка лейтенант Грант Арсенович Авакян. Обнаружив отряд противника, изготовившийся к контратаке, Авакян, взяв с собой бойцов, направился к дому. Скрытно подкравшись к врагу, Авакян бросил в окно три гранаты. Немцы, охваченные паникой, выскочили из дома, и попали под сосредоточенный огонь автоматчиков. В ходе этого боя лейтенант Авакян вместе со своими бойцами уничтожили 56 немецких солдат и пленили 14 человек, захватили 2 БТР. 24 апреля Авакян ещё раз отличился, при захвате и удержании плацдарма через реку Шпрее на улицах Берлина. Был тяжело ранен. За проявленные мужество и героизм лейтенанту Авакяну было присвоено звание Героя Советского Союза.
Таким образом, к исходу дня войска 5-й ударной армии, ломая сопротивление врага, продвинулись на 6-8 км. Наши войска прорвали все три позиции главной полосы немецкой обороны, и вышли в полосе наступления 32-го и 9-го стрелковых корпусов к его второй полосе обороны.
Войска 8-й гвардейской армии Чуйкова двинулись в атаку при свете 51 прожектора.

Надо отметить, что их свет ошеломлял немцев и в то же время освещал дорогу нашим наступающим войскам. Кроме того, прожектора мощной засветкой вывели из строя немецкие системы ночного видения. Почти одновременно с пехотой двинулись передовые бригады 1-й гвардейской танковой армии Катукова. Разведывательные подразделения передовых бригад вступили в сражения в рядах пехоты. Прорвав оборону противника и отбив несколько контратак 20-й моторизованной и 169-й пехотной дивизий, наши войска продвинулись на 3-6 км. Главная полоса обороны противника была прорвана. К 12 часам гвардейцы Чуйкова и передовые части танковой армии вышли к Зееловским высотам, где проходила вторая мощная полоса обороны противника. Начались бои за Зееловские высоты.

                                                        Начало штурма Зееловских высот.

                                        Решение Жукова о вводе в сражение танковых армий

Немецкое командование успело отвести на этот рубеж обороны часть сил 20-й моторизованной дивизии, а также перебросило из резерва танковую дивизию «Мюнхеберг».

Противотанковая оборона зееловского направления была усилена значительной частью артиллерии берлинской зоны ПВО. Вторая полоса немецкой обороны имела большое количество деревоземляных огневых точек, пулеметных площадок, огневых позиций для артиллерии и противотанковых средств, противотанковые и противопехотные заграждения. Перед высотами был противотанковый ров, крутизна склонов достигала 30-40 градусов и танки не могли их преодолеть. Дороги, по которым могла пройти бронетехника, были заминированы и простреливались. Строения были превращены в опорные пункты.
Стрелковые корпуса 8-й гвардейской армии выходили к высотам неодновременно, поэтому предусмотренный планом наступления 15-минтуный огневой налёт проводился по мере их подхода. В результате одновременного и мощного артудара не было. Немецкая огневая система не была подавлена и наши войска были встречены сильным артиллерийско-минометным и пулеметным огнем.

Неоднократные попытки гвардейской пехоты и передовых танковых частей вклиниться в оборону противника успеха не имели. При этом сами немцы неоднократно переходили в контратаки силами от батальона до полка пехоты при поддержке 10-25 танков и САУ, и сильного артиллерийского огня. Наиболее жестокие бои шли вдоль шоссе Зеелов — Мюнхеберг, где немцы установили около 200 зенитных орудий (до половины 88-мм зенитки).
Маршал Жуков, с учётом сложности предстоящей битвы, решил выдвинуть подвижные соединения ближе к первому эшелону. К 12 час. 16 апреля танковые армии уже полностью находились на кюстринском плацдарме в полной готовности вступить в бой. Оценивая ситуацию в первой половине дня, командующий фронтом пришел к выводу, что, несмотря на мощную артиллерийскую и авиационную подготовку, оборона противника во второй полосе не подавлена и наступление четырёх общевойсковых армий замедлилось. Армии явно не успевали выполнить задачу дня. В 16 час. 30 мин. Жуков отдал приказ ввести в сражение гвардейские танковые армии, хотя по первоначальному плану их планировали ввести в бой после прорыва второй полосы обороны противника.

Командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Георгий Константинович Жуков (1896—1974) на командном пункте Зееловских высот.
Крайний справа — член Военного совета фронта генерал-полковник К.Ф. Телегин, крайний слева — командующий артиллерией 1-го Белорусского фронта генерал-полковник В.И. Казаков, второй слева — начальник тыла фронта генерал-полковник Н.А. Антипенко. 

 

Подвижные соединения во взаимодействии с пехотой должны были прорвать вторую полосу обороны противника. 1-я гвардейская танковая армия была развёрнута в полосе наступления 8-й гвардейской армии. 2-я гвардейская танковая армия Богданова своими 9-м и 12-м гвардейскими танковыми корпусами начала движение с целью наступать в общем направлении на Нойхарденберг и Бернау. Однако выйдя в 19 час. на линию передовых частей 3-й и 5-й ударной армий, дальше танковая армия пройти не смогла.

                          Батарея советских 122-мм гаубиц M-30 ведет огонь по Берлину
 

                                   Боевые действия на вспомогательных направлениях

61-я армия 16 апреля производила перегруппировку сил на новое направление и вела подготовку к наступлению на следующий день. Войска 1-й польской армии перешли в наступление тремя дивизиями. Поляки форсировали Одер и продвинулись на 5 км. В результате польские войска к исходу дня прорвали первую полосу обороны противника. Вечером Одер стали форсировать войска второго эшелона польской армии.
Левофланговая ударная группировка — 69-я и 33-я армии перешли в наступление в разное время. 69-я армия Колпакчи пошла в наступление ранним утром при свете прожекторов. Наши войска продвинулись на 2-4 км, ломая ожесточенное сопротивление и отбивая яростные контратаки противника. Наши войска смогли прорваться в полосе шоссе Лебус — Шенфлис. Армия к исходу дня прорвалась через главную полосу обороны и вышла на рубеж Подельциг, Шенфис, Вюсте-Кунерсдорф. В районе станции Шенфис наши войска вышли ко второй полосе обороны противника.
33-я армия Цветаева начала наступление несколько позже. Наши войска в условиях лесисто-болотистой местности продвинулись на 4-6 км, прорвав две позиции главной полосы обороны противника. На правом фланге 38-й стрелковый корпус к исходу дня вышел к оборонительному обводу крепости Франкфурт.

Таким образом, за первый день наступления, при мощной поддержке артиллерии и авиации, наши войска прорвали только главную полосу противника, продвинувшись на разных направлениях на 3-8 километров. Полностью выполнить задачу на первый день — прорвать вторую полосу обороны противника, которая проходила по Зееловским высотам, не удалось. Сыграла свою роль недооценка обороны противника. Мощная оборона противника и оставшаяся неподавленной система огня потребовали перегруппировки артиллерии и новой артиллерийской и авиационной подготовки.
Жуков, чтобы ускорить наступление ввел в бой оба основных подвижных соединения — танковые армии Катукова и Богданова. Однако они стали выходить на позиции вечером и не смогли изменить ситуацию. Советское командование вечером 16 апреля приказало продолжать наступление ночью и утром 17 апреля прорвать вторую полосу обороны немецкой армии. Для этого решили провести вторую 30-40-минутную артиллерийскую подготовку, сосредоточив до 250-270 стволов артиллерии на 1 километр фронта. Кроме того, командующим армиями приказали не ввязываться в затяжные бои за опорные пункты противника, обходить их, передав задачи по ликвидации окруженных немецких гарнизонов последним частям вторых и третьих эшелонов армий. Гвардейские танковые армии получили указание организовать взаимодействие с пехотой.

                                  Красноармейцы ведут наступление на Зееловских высотах.

Германское командование спешно предпринимало меры по усилению обороны берлинского направления с востока. С 18 по 25 апреля из 3-й и 4-й танковых армий и остатков армии «Восточная Пруссия» в 9-ю армию перебросили 2 управления и корпусами и 9 дивизий. Так 18-19 апреля из состава 3-й танковой армии прибыли 11-я мотострелковая дивизия СС «Нордланд», 23-я мотострелковая дивизия СС «Нидерланд»; 19 апреля из состава 4-й танковой армии прибыли — управление 56-го танкового корпуса и 214-я пехотная дивизия. Затем прибыло управление 5-го армейского корпуса и другие части. Немцы всеми силами пытались остановить наступление 1-го Белорусского фронта.

                                           Советская артподготовка в районе Зееловских высот

Два советских танкиста позируют для фотографии, лёжа перед немецким тяжёлым танком Pz.Kpfw.VI Ausf.B «Королевский тигр» из состава 502-го тяжёлого танкового батальона СС (SS-s.Pz.Abt.502), брошенного в районе Зееловских высот. Германия, весна 1945 года.

102-й тяжёлый танковый батальон СС был сформирован 19 июля 1943 года после приказа, согласно которому в составе 2-го танкового корпуса СС должно было быть создано танковое подразделение, оснащенное танками «Тигр», 4 ноября 1943 года формирование получило наименование 102-го тяжёлого танкового батальона, с июля по август 1944 года батальон воевал в Нормандии против высадившихся союзных войск и уничтожил, по крайней мере, 230 танков противника и 30 противотанковых орудий. В сентябре 1944 года батальон был переформирован в Зеннелагере и передан под командование штурмбаннфюрера Курта Хартрамфа. В марте 1945 года подразделение получило новые танки «Тигр» II и было переименовано в 502-й тяжёлый танковый батальон СС. В рамках Висло-Одерской операции батальон был отправлен на фронт в районе Кюстрина.

Подразделение участвовало в последних боях в Хальбском котле и на юго-востоке от Берлина, уничтожив около 70 танков противника во второй половине апреля. 1 мая 1945 года батальону пришлось бросить свой последний танк «Тигр» недалеко от Эльзхольца. 
11-й танковый корпус Ющука добился определенных успехов, он продвинулся к северу от деревни Зеелов. У этих танкистов была сметка, они тащили матрасы и приторачивали их к фронтальной части танков — некоторое спасение от «фаустпатронов».

И все же Зеелов стояла внутри германской линии обороны, а не за ее пределами, и танки жались к дорогам, не желая стать легкой мишенью. День был страшно тяжелым — и прежде всего тем, что не дал ожидаемых результатов.

Немецкие 105-мм гаубицы leFH 18/40, захваченные войсками 1-го Белорусского фронта в районе города Зеелов. Апрель 1945 г.
18 апреля, был для Жукова среди всех тяжелых особенно тяжелым днем. Поток раненых с передовой не сокращался.

  Советский санитар вывозит раненого бойца в тыл на тележке, запряженной собаками. Район Зееловских высот. 

Наступал четвертый день его операции, а он не добился целей, предназначенных для второго дня. Не спавшие несколько дней солдаты и офицеры шли вперед с феноменальной молчаливой решимостью.

С этой неимоверной, отчаянной решимостью войска вошли в третью линию германской обороны. Не может же враг выстоять перед силами, отчаянными в своей самоотверженности? Судьба любит смелых, Чуйков пробился и в этот раз. Сталинградцы не теряются. Хуже не будет. Ближе к земле и расчетливее в движении. Деревня Зеелов уже позади. Постепенно силы немцев начали слабеть. Генерал Бюссе достаточно отчетливо видел, что его левый фланг уже не выдерживает напора. 56-й танковый корпус Гельмута Вейдлинга — главная резервная сила немцев на этом участке фронта — таял на глазах.

                 

Запрошенные дивизии СС — 18-я и «Нордланд» — запаздывали. 9-я парашютная дивизия, принявшая всю силу первоначального страшного удара Жукова, начинала терять боевую силу. Именно в этот момент фюрер «Гитлерюгенда» Аксман предложил Вейдлингу прислать школьников с фаустпатронами.

К чести Вейдлинга, он отказался от такой помощи. «Вы не можете жертвовать этими детьми в уже потерянном деле». Ярость генерала смутила Аксмана, и он удалился.

Забыв о себе и фактически обрекая себя, войска ворвались в ключевой пункт германской обороны — Мюншеберг. Было 19 апреля, 9 часов вечера, когда 82-я гвардейская стрелковая дивизия ворвалась в город с востока. Чуть севернее был взят Вризен. Это были решающие вехи. Чуйков взял Зееловские высоты. Не менее тридцати тысяч героев полегли в этой страшной схватке, где наш солдат не пощадил себя. Находясь на пределе своих физических возможностей, Жуков увидел пресловутый свет в конце туннеля. Именно поздним вечером в четверг, 19 апреля, маршал увидел реальные признаки того, что противник слабеет и подается. Взята третья линия германской обороны на фронте шириной в 70 километров, от Альт-Одера до Кунерсдорфа. Его передовые части к 20 апреля выходят к пригородам германской столицы.