Белорусские подпольщики

 

          Деятельность партийного подполья в годы ВОВ

С первых часов Великой Отечественной войны Советское правительство и Центральный Комитет Коммунистической партии всю свою деятельность направили на мобилизацию сил и средств государства с целью защиты страны от фашистского нашествия.

Сразу же развернулась военно-мобилизационная работа. В ряде приграничных республик и областей РСФСР было объявлено военное положение. На территории 14 военных округов проводилась мобилизация военнообязанных. Приграничные военные округа – Ленинградский, Прибалтийский особый, Западный особый, Киевский особый и Одесский – были преобразованы в Северный, Северо-Западный, Западный, Юго-Западный и Южный фронты. 

Для стратегического руководства боевыми действиями Вооруженных Сил 23 июня была создана Ставка Главного Командования, которая 10 июля была преобразована в Ставку Верховного Главнокомандования.

23 июня при Ставке Главного Командования был образован институт постоянных советников в составе известных военных, партийных и государственных деятелей, среди них Н. Ф. Ватутин, Н. Н. Воронов, П. Ф. Жигарев, Г. И. Кулик, К. А. Мерецков, Б. М. Шапошников.

 

Для усиления действующей армии срочно направлялись войска и боевая техника из внутренних округов. 30 июня Президиум Верховного Совета СССР, ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли постановление об образовании высшего чрезвычайного органа управления страной – Государственного Комитета Обороны

В сложнейших условиях на оккупированной территории создавалось антифашистское подполье и развертывалась партизанская борьба. Накануне войны вопросам партизанской борьбы не уделялось должного внимания. Наша военная доктрина и воинские уставы ориентировали народ на то, что если империалисты развяжут войну против СССР, то она будет вестись на территории противника, что и условиях массового применения танковых войск и авиации партизанские действия не будут иметь важного значения.

Правда, в первой половине 30-х годов высшее политическое и военное руководство страны допускало возможность применении партизанских форм борьбы в случае вторжения армий иноземных захватчиков на советскую территорию. В приграничных республиках и областях заранее были сформированы партизанские отряды и диверсионные группы, созданы базы оружия, боеприпасов и продовольствия, в спецшколах готовились кадры руководителей партизанского движения. На территории Белоруссии, например, было тогда сформировано шесть партизанских отрядов (Минский, Борисовский, Слуцкий, Бобруйский, Мозырский, Полоцкий) численностью от 300 до 500 человек каждый. Весь личный состав отрядов прошел курс обучения методам партизанской борьбы. Для каждого отряда были заложены базы, где хранились запасы оружия и боеприпасов. Командирами отрядов были назначены опытные чекисты, участники гражданской войны – С. А. Ваупшасов, В. З. Корж, К. П. Орловский, А. М. Рабцавич.

 

Однако в конце 30-х годов, буквально накануне второй мировой войны, вся работа по подготовке к партизанской борьбе была свернута. Партизанские отряды были расформированы, склады оружия и боеприпасов ликвидированы. Поэтому в начале Великой Отечественной войны проблемы партизанского движения пришлось решать в условиях быстрого продвижения врага в глубь советской территории, одновременно с выполнением других военных и хозяйственных задач.

В директиве №1, изданной 30 июня 1941 г., «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом», Центральный Комитет Компартии Белоруссии обязывал обкомы, горкомы и райкомы партии заблаговременно создавать подпольные партийные организации и ячейки. В целях конспирации для подпольной работы рекомендовалось привлекать малоизвестных в городах и районах коммунистов, заранее переводить их на нелегальное положение .

1 июля была подписана директива №2 – о развертывании партизанской войны в тылу врага. Надо «твердо помнить, что партизанская борьба не имеет ничего общего с выжидательной пассивной тактикой. Она имеет боевой наступательный характер», – отмечалось в директиве ЦК КП(б) Б обязывал всех коммунистов и комсомольцев, способных носить оружие, оставаться на оккупированной территории и вести активную борьбу с врагом. Отмечалось, что вся оккупированная местность должна покрываться густой сетью партизанских отрядов. Перед партизанами ставились задачи: нарушать всякую связь в тылу врага, взрывать и портить мосты, дороги, поджигать склады горючего и продовольствия, уничтожать автомашины, самолеты, устраивать крушений поездов. «Нельзя ждать ни минуты, начинать действовать сейчас же быстро и решительно» , – призывал Центральный Комитет Коммунистической партии Белоруссии.

25 нюня, когда над Минском нависла угроза оккупации правительство и ЦК КП(б) Белоруссии переехали в Могилев. Отсюда они поддерживали связь с партийными и советскими органами Витебска и Орши, Гомеля и Мозыря, других еще не занятых врагом городов, руководили мобилизацией всех сил и средств на отпор врагу, 1 июля в лесу поблизости от Могилева состоялось совещание партийного и советского актива с участием первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии П. К. Пономаренко и Маршалов Советского Союза К. Е. Ворошилова и Б. М. Шапошникова.

Здесь, на совещании, были намечены конкретные по развертыванию партизанского движения в республике.

В течение нескольких последующих дней было отправлено во вражеский тыл 28 групп партийных комсомольских работников для создания подполья и формирования партизанских отрядов. За первый же месяц войны ЦК Компартии Белоруссии сформировал и направил в оккупированные районы республики таких групп и отрядов общей численностью 2644 человек .

К концу июля было создано партийное подполье в Могилеве и 18 районах Могилевской области. Здесь подпольем руководил первый секретарь обкома партий И. Н. Макаров.

Руководство подпольем и партизанским движением в Гомельской области осуществляли секретари обкома партии И. П. Кожар И. П. Кожар, А. А. Куцак.

Таким образом, несмотря на всю сложность обстановки уже в первые недели войны в 89 районах Минской, Витебской, Могилевской, Гомельской, Полесской и Пинской областей были организационно оформлены подпольные партийные органы (райкомы, тройки). Для руководства подпольной работой в тылу привлекалось 1215 ответственных партийных, и советских работников республики, в том числе 8 секретарей обкомов и 120 секретарей горкомов и райкомов партии. Всего же на оккупированной территории республики оставалось около 8 тыс. коммунистов .

Основными задачами подпольщиков являлись: ведение разведки, как в интересах Красной Армии, так и в интересах партизанской борьбы, распространение среди населения листовок, советских газет и прокламаций с разоблачением лживой фашистской пропаганды, уничтожение фашистских захватчиков и их пособников, совершение диверсионных актов на промышленных предприятиях и на транспорте. При этом рекомендовалось использовать легальные и нелегальные способы борьбы.

Одновременно с вооруженной партизанской борьбой разворачивалась подпольная антифашистская деятельность в городах и других населенных пунктах. Патриоты, которые там остались, несмотря на террор, не давали спуску врагу. Они саботировали хозяйственно - экономические, политические и военные мероприятия захватчиков, совершали многочисленные диверсии.

Именно на это ориентировала директива ЦК КП(б)Б от 30 июня 1941 года «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом». Обращалось внимание на то, что партизанская борьба должна находиться в поле зрения и вестись под непосредственным руководством законспирированных подпольных структур.

Только для организационно-управленческой деятельности в тылу врага было оставлено более 1200 коммунистов, в том числе 8 секретарей обкомов; 120 секретарей горкомов и райкомов партии. Всего же для нелегальной работы в Белоруссии оставалось свыше 8500 коммунистов.

Как и партизанские формирования, возникшее подполье сразу же самостоятельно приступило к диверсионной, боевой и политической деятельности. В Минске уже во второй половине 1941 года подпольщики взрывали склады с оружием и военным имуществом, цехи и мастерские по ремонту боевой техники, продукты питания, уничтожали вражеских чиновников, солдат и офицеров. В декабре 1941 года, во время напряженных боев под Москвой, они осуществили успешную диверсию на железнодорожном узле: итогом ее явилось то, что взамен 90-100 эшелонов в сутки на фронт отправлялось только 5-6.

Оккупационная администрация в Минске получала сведения об активной диверсионно-боевой деятельности подпольщиков Бреста, Гродно, Мозыря, Витебска, Гомеля. В ноябре 1941 г. гомельские подпольщики Т.С. Бородин, Р.И. Тимофеенко, Я.Б. Шилов заложили в ресторане взрывчатку и мину замедленного действия. Когда там собрались немецкие офицеры, чтобы отметить успехи войск вермахта под Москвой, раздался мощный взрыв. Были уничтожены десятки офицеров и генерал.

На железнодорожном узле в г. Орша эффективно действовала группа Константина Сергеевича Заслонова.

В декабре 1941 года брикетно-угольными минами она вывела из строя несколько десятков паровозов: часть из них была взорвана и заморожена на станции, другие взорвались на пути к фронту.

Характеризуя обстановку в прифронтовой полосе, оршанская группа безопасности СД сообщала своему руководству: "диверсии на железнодорожной линии Минск-Орша стали такими частыми, что каждую из них и не опишешь. Не проходит ни единого дня, чтобы не было совершено одной либо нескольких диверсий".

После битвы под Москвой подпольная борьба в городах и населенных пунктах Беларуси активизировалась. Несомненную роль в этом сыграло укрепление связи подполья с населением, партизанскими отрядами и группами, установление связи руководящих подпольных центров с «Большой землей». Подпольщики передавали за линию фронта ценные разведданные, обратно через аэродромы партизанских формирований поступала помощь оружием, минно-взрывной техникой.

Минские подпольщики в 1942 г. основное внимание уделяли массово-агитационной работе среди жителей города, диверсиям, сбору разведданных.

 

Наряду с другими активную деятельность осуществляла в Минске группа подпольщиков-студентов БПИ, впоследствии вошедшая в подпольную организацию, которую возглавлял бывший партийный работник С.А. Романовский. В сентябре 1942 г. члены этой группы студенты БПИ Вячеслав Чернов и Эдуард Умецкий взорвали офицерское казино немецкого авиационного штаба. В результате диверсии было убито и ранено более 30 гитлеровских офицеров-летчиков.

В марте-апреле 1942 г. гитлеровцы нанесли тяжелый удар минскому подполью. Было арестовано более 400 человек, в том числе члены подпольного горкома партии С.Г. Заяц (Зайцев), И.П. Козинец, Р.М. Семенов. 7 мая они в числе других 27 патриотов были повешены. В этот же день были расстреляны еще 251 человек.

Тем не менее минское подполье продолжало действовать. Оставшиеся на свободе члены горкома партии и активисты провели структурную реорганизацию, были созданы 5 подпольных райкомов партии, ряд подпольных групп на предприятиях и в учреждениях. Однако в сентябре-октябре 1942 г. минскому подполью был нанесен еще один удар. Были арестованы сотни патриотов, большинство подвергнуты смертной казни. Среди погибших были секретарь подпольного горкома партии Г.К. Ковалев, члены горкома Д.А. Короткевич, Б.К. Никифоров, К.И. Хмелевский, секретари райкомов П.Е. Герасименко (с семьей), М.К. Коржаневский, И.И. Матусевич, М.А. Шираев, руководители подпольных групп Л.Е. Одинцов, М.А. Богданов, Е.М. Баранов и другие.

Тем не менее подпольщики продолжали действовать. В рядах минского подполья боролись с врагом более 9 тыс. человек, в том числе около 1000 коммунистов и 1500 комсомольцев. За время оккупации в Минске было совершено свыше 1500 диверсий, в ходе одной из них был уничтожен гауляйтер Вильгельм Рихард Пауль Кубе.

            

Немцы называли своего лидера «везунчиком Кубе» ( на него было совершено два неудачных покушения ), но, как оказалось, рано. Смекалистая Надежда Викторовна Троян подружилась с горничной гитлеровского губернатора – Еленой Григорьевной Мазаник и уговорила ту поспособствовать уничтожению хозяина. Вскоре еще одна участница операции «Возмездие», Мария Борисовна Осипова, доставила в Минск мину замедленного действия. Мазаник положила взрывчатку под кровать Кубе, и 22 сентября 1943 года в его спальне произошел взрыв.

От «везунчика», который, как казалось, «родился в рубашке», почти не осталось и следа. В Германии был объявлен «всенародный траур».

В Витебске в 1941-1942 гг. действовало 56 подпольных групп. Одной из них в 1942 году руководила Вера Захаровна Хоружая, которая была направлена сюда Белорусским штабом партизанского движения. 13 ноября 1942 года фашисты схватили и после длительных допросов замучили ее, а также С.С. Панкову, Е.С. Суранову, семью Воробьевых. Посмертно В.З. Хоружей присвоено звание Героя Советского Союза.

Широкий размах приобрело подпольное движение в Осиповичах, Борисове, Бобруйску, Жлобине, Мозыре, Калинковичах, других городах и населенных пунктах Беларуси. Фактически в республике не было ни одной достаточно крупной железнодорожной станции, где бы не действовали патриоты.

Смело и решительно действовали подпольщики на железнодорожной станции Осиповичи. В ночь на 30 июля 1943 г. они совершили одну из самых крупных диверсий второй мировой войны. Руководитель одной из подпольных групп комсомолец Федор Андреевич Крылович, работая на железнодорожной станции в ночную смену, подложил две магнитные мины под эшелон с горючим, который должен был отойти в сторону Гомеля.

                 

Однако произошло неожиданное. Партизаны совершили диверсию на железной дороге и в итоге произошло скопление составов на станции. Эшелон с горючим был переведен в так называемый Могилевский парк, где находились еще три эшелона с боеприпасами и состав с танками «Тигр». После взрыва мин около 10 часов на станции бушевал пожар, который сопровождался взрывами снарядов, авиабомб. В результате операции были полностью уничтожены 4 эшелона, в том числе один с танками, 31 цистерна с горючим, 63 вагоны с боеприпасами.

Подпольная комсомольская организация «Юные мстители», была создана на железнодорожной станции «Оболь» Витебской области весной 1942 г.

Возглавила ее бывшая работница витебской фабрики «Знамя индустриализации» комсомолка Ефросинья Савельевна Зенькова.

              

В состав подпольной группы вошли 40 человек. Молодые подпольщики совершили 21 диверсию, передавали партизанам оружие, медикаменты, разведданные, распространяли листовки. После ареста были замучены до смерти Н.А. Азолина, М.П. Алексеева, Н.М. Давыдова, мать Ефросиньи Зеньковой Марфа Александровна, Ф.Ф. Слышанкова и другие. После войны Ефросинье Зеньковой и Зинаиде Мартыновне Портновой (посмертно) было присвоено звание Героев Советского Союза.

В западной Беларуси также действовали массовые антифашистские организации, созданные по инициативе и под руководством коммунистов, бывших деятелей КПЗБ, других патриотов. В мае 1942 г. на базе подпольных групп Василишского, Щучинского, Радуньского и Скидельского районов был создан «Окружной белорусский антифашистский комитет Барановичской области». Возглавили его Г.М. Картухин, А.И. Иванов, А.Ф. Манкович и Б.И. Гордейчик. К осени 1942 г. под руководством окружного комитета вели борьбу с оккупантами более 260 подпольщиков.

Важная роль в развертывании антифашистского движения в Брестской области принадлежала созданному в мае 1942 года по инициативе членов компартии П.П. Урбановича, М.Е. Криштоповича, И.И. Жижки "Комитету борьбы с немецкими оккупантами". Комитет не ограничивал свою деятельность только Брестской областью, а распространял влияние на ряд районов Барановичской, Белостокской областей.

В Гомеле активную борьбу с врагом вели группы на железнодорожном узле, паровозоремонтном заводе, лесокомбинате и других предприятиях города – всего более чем 400 человек. Их деятельностью управлял оперативный центр в составе Т.С. Бородина, И.Б. Шилова, Г.И. Тимофеенко.

Ни на один день не останавливалась антифашистская борьба в оккупированном Могилеве. Весною 1942 года около 40 групп, более чем 400 человек, объединились в подпольную организацию "Комитет помощи Красной Армии".

Анализ такого исторического явления в период Великой Отечественной войны, как деятельность антифашистского подполья на временно оккупированной немцами территории Беларуси, свидетельствует о том, что подполье с начала и до конца своего существования (а через него прошло 70 тысяч человек) было тесно связано с народными массами, опиралось на их постоянную поддержку. Большую часть белорусских патриотов, принявших участие в партизанском и подпольном движении, составляла молодежь в возрасте до 26 лет. В борьбе с оккупантами участвовала значительная часть населения, представители разных социальных слоев и национальностей. В организации этой борьбы немалую роль сыграли коммунисты, что находились во вражеском тылу и пользовались доверием местного населения.

Свидетельством этого является тот факт, что за три года вражеской оккупации в партию непосредственно на оккупированной территории Беларуси вступило более 12,5 тыс. патриотов.

За героизм и мужество 140 тысяч белорусских партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями, 88 человекам присвоено звание Героя Советского Союза. Десятки тысяч патриотов отдали свою жизнь за свободу Родины.