Открытие России англичанами

 

                       Корабль «Эдуард Бонавентура» огибает мыс Нордкап. С акварели Марка Майерса 

                                           Открытие России. Экспедиция Ричарда Ченслера
 
24 августа 1553 года размеренность жизни жителей деревни Нёнокса в Двинском заливе была нарушена необычайным событием.

Все началось с того, что с рыбацкой лодки спокойно и неторопливо занимающейся своим промыслом, был замечен приближающийся со стороны моря большой корабль. Его очертания и размеры были совершенно непривычны для находящихся в лодке рыбаков, и поэтому вполне объяснимо, что они решили поскорее пристать к берегу. Однако, пользующийся преимуществом в ходе, чужак вскоре догнал беглецов и спустил шлюпку.

На миролюбивые по интонации возгласы с палубы рыбаки ответить не могли – язык пришельцев им был совершенно не известен. Поморам удалось пристать к берегу, когда их все-таки настигли. Гости были одеты в странные наряды, они подчеркнуто улыбались, и их манера держаться показывала, что они не расположены к агрессии. Все первоначальные попытки наладить контакт к успеху не привели – стороны попросту не понимали друг друга. Поняв, что чужаки настроены миролюбиво, рыбаки успокоились, получили подарки и к своему искреннему облегчению были отпущены.

Вскоре по округе пошел слух о прибытии необычайного корабля из далеких земель. Местные жители постепенно осмелели и стали подплывать к нему, жестами показывая свое миролюбие и по доброте душевной угощая путешественников различной снедью. Вскоре пожаловали и официальные лица. Из установленного с трудом диалога выяснилось, что прибыли гости из страны под названием Англия и ищут путь в Индию и Китай. Путешественникам сообщили, что достигнутая земля не является ни Индией, ни Китаем, а зовется Русью и правит ею царь Иван Васильевич. И что торговать бы с путешественниками весьма были бы рады, но без дозволения начальства никак нельзя. Главный из гостей задумчиво кивал головой, прикидывая что-то в уме.
Так состоялся первый контакт, и начали налаживаться отношения между экипажем корабля «Эдуард Бонавентура», его капитаном Ричардом Ченслером, с одной стороны, и подданными русского царя, – с другой.

          

В столицу русского царства был отправлен гонец с донесением, а гостям любезно предложили подождать ответа высшего руководства. Англичане и понятия не имели о колоссальных просторах этой неизвестной для них страны и о том факте, что в России ответа от начальства можно ждать довольно долго.             

                Как англичане "открывали" Россию

Англичане, «открыв» Россию, пытались подчинить себе Москву. Однако Иван Васильевич Грозный не дал себя переиграть и превратить Русь в полуколонию.

Конец XV века стал эпохой  Великих географических открытий. Европейцы открывали для себя огромный мир – Америку, Африку, Азию, острова Индийского и Тихого океанов. Испания и Португалия разделили мир на «сферы влияния» и построили первые колониальные империи. Испанцы и португальцы отправили десятки экспедиций и сотни кораблей, начав колоссальный захват и грабеж «открытых» земель. Для сотен племен и народов, цивилизаций и культур это «открытие» обернулось большой кровью, порабощением, геноцидом и гибелью. Европейские хищники только на словах несли цивилизацию и были благодетелями, на деле они были убийцами и мародерами, главной целью которых было обогащение любой ценой, а также захват чужих земель уже для систематичного грабежа.
Англия, Франция, Голландия и другие европейские страны старались присоединиться к этому «пиру», но испанцы и португальцы ревниво оберегали свои владения. Англичане, французы и голландцы не сразу смогли нарушить их монополию, для этого пришлось вести тяжелую и кровавую борьбу. Поэтому страны Северной Европы одновременно старались найти новые пути к южным морям, Китаю и Индии через полярные воды. Эти пути многим казались более короткими и безопасными от нападения португальских и испанских пиратов. Кроме того на севере можно было купить, добыть, обменять или отнять драгоценные меха и другие товары. В XVI веке английские и голландские мореплаватели предприняли несколько экспедиций, чтобы найти Северо-восточный (вокруг Сибири) и Северо-западный (вокруг Канады) проходы и выйти в Тихий океан.

В начале 1551 года в Англии создали компанию «Общество купцов, искателей стран и владений, неизвестных и доселе непосещаемых морских путем» (Московская компания).

Целью компании с длинным и причудливым названием было нахождение Северо-Восточного прохода и налаживание торговли с Китаем, Индией и другими богатыми восточными странами, минуя тем самым коммерческую монополию Испании и Португалии.
Разумеется, компания представляла собой своего рода акционерное общество. Каждый из его участников обязывался вложить в предприятие определенный взнос, исчисляющийся 25 фунтами, суммой по тому времени немалой. Желающих приобщиться к богатствам Востока хватало, и вскоре из взносов разной величины были собраны 6 тысяч фунтов. На эти средства было решено построить три корабля, вооружить и оснастить их по последнему слову тогдашней техники. Планировалось загрузить туда лучшие английские товары, которые, по мнению местных торговцев, могли пользоваться спросом даже в землях весьма отдаленных

Строились будущие экспедиционные корабли из лучших сортов дерева, их подводные части были обшиты свинцовыми листами. Когда строительство уже подходило к концу, остро встал кадровый вопрос. Желающих первыми добраться до легендарных Индий было более чем достаточно – тут играли большую роль не только финансовые, но и политические преференции. В первых рядах претендентов в «коммерческие колумбы» находился некто сэр Хью Уиллоуби, джентльмен весьма знатного происхождения. Правление компании высоко ценило его за знатность, связи, и некоторый военный опыт. Хью Уиллоуби обладал высоким ростом и представительной внешностью, что, по мнению организаторов, могло сыграть свою положительную роль при ведении переговоров. Морского опыта этот господин не имел никакого, зато мог изъясняться важно, величаво, убедительно. Его кандидатура была утверждена – сэр Уиллоуби стал адмиралом с «представительной внешностью» и руководителем всей экспедиции.

          

Второй кандидат, прошедший отбор, был Ричард Ченслер, которого характеризовали, как человека большого ума. Вполне вероятно то, что количество «баллов», необходимых для утверждения этого господина на должность, было увеличено хлопотами молодого дворянина Генри Сиднея, лица из близкого окружения короля Эдуарда VI. Капитаном третьего корабля назначили Корнелия Дюрферта. Всего к экспедиции подготовили три корабля. 120-тонный и наиболее хорошо оснащенный «Bona Esperanza» («Добрая Надежда») под флагом сэра Хью Уиллоуби. 160-тонный и самый крупный «Edward Bonaventure» («Эдуард Благое Предприятие») под командованием Ричарда Ченслера, являвшегося по совместительству еще и главным штурманом экспедиции. И 90-тонный, самый маленький, «Bona Confidentia» («Благое упование»), капитаном которого являлся Корнелий Дюрферт.
Личный состав экипажей состоял из 105 человек. Кроме того, для осуществления коммерческой части предприятия на борту находилось 11 лондонских купцов. Корабли были в достаточной степени снабжены провиантом из расчета плавания сроком на 18 месяцев. Никто из участников экспедиции никогда не был ни в Индии, ни в Китае. Более того, и опытные мореплаватели, входившие в состав экипажей, не имели даже приблизительного понятия, где находится Северо-Восточный проход, какова его протяженность, и доступен ли он для мореплавания. Стремясь хоть как-то разбавить почти полное отсутствие информации (а у англичан ничего не имелось, кроме весьма общих предположений синьора Себастьяна Кабота), было решено опросить двух татар, которые служили в королевских конюшнях.

         

Однако оказалось, что эти господа более склонны к неумеренному потреблению спиртосодержащих жидкостей, чем к аккумулированию знаний. Татары совершенно искренне сообщили, что ничем не могут помочь, поскольку покинули родину давным-давно. Организаторы между тем начали проявлять признаки некоторого волнения, поскольку, по мнению некоторых уважаемых джентльменов, оптимальное время для отплытия было уже упущено. Но подготовка экспедиции находилась в той стадии, когда отменить запущенный процесс уже не представлялось возможным.

                                                                         Курс на северо-восток 
10 мая 1553 г. флотилия Уиллоуби покинула устье Темзы.

Отплытие кораблей вызвало определенный общественный резонанс – в честь экспедиции был дан артиллерийский салют. Ее провожали многие представители родовитой аристократии и, конечно же, купечество. Сам юный король Эдуард VI, являвшийся во многом идейным и финансовым вдохновителем плавания, на церемонии прощания присутствовать не смог. К этому моменту крепкий от рождения юноша был уже серьезно болен чахоткой. Вскоре он умер.

        
Во время отплытия вдруг выяснилось, что понятие «тщательно подготовленная экспедиция» может быть очень относительным и трактуется по-разному. Часть загодя погруженной провизии оказалась весьма низкого качества (сэкономили) и испортилась. Множество бочек с вином попросту потекли. Тем не менее корабли взяли курс на северо-восток. Плавание сопровождалось трудностями погодного характера – лишь спустя месяц флотилии удалось достигнуть норвежского острова Сенья.

Тут 3 августа 1553 г. сэр Уиллоуби решил провести совещание с капитанами двух других кораблей. Было принято решение, что если в случае шторма корабли потеряют друг друга, точкой сбора будет норвежский городок Вардё. Там участникам плавания надлежит дожидаться других при необходимости. Однако, как показали дальнейшие события, этим планам не суждено быо исполниться. Налетевший в тот же день шторм разметал корабли. Более хороший ходок, флагманский «Добрая Надежда», вскоре оторвался от более тяжелого «Благого Предприятия» под командованием Ченслера. Где-то в шторме пропало и маленькое «Благое упование».
Потеряв спутников из виду, Ченслер преодолел, наконец, шторм и согласно ранее принятым инструкциям прибыл через неспокойное море в Вардё, но не застал там ни «Доброй Надежды», ни «Благого упования». Его корабль простоял в гавани 7 дней – никаких вестей от Уиллоуби и его спутников не было. Поняв, что ожидание может затянуться, Ченслер решил продолжить плавание самостоятельно. Интересно, что перед отплытием капитан «Благого Предприятия» свел знакомство с неким шотландцем, который настойчиво отговаривал своего собеседника от продолжения похода, ссылаясь на невероятные и практически непреодолимые трудности, которые ожидают путешественников дальше на восток. Ченслер, разумеется, не послушал шотландца – настроен он был решительно, к тому же необходимо принять во внимание довольно сложные отношения между англичанами и шотландцами. Дух экипажа тоже был на высоте. Пополнив запасы провизии и воды, «Благое предприятие» отправилось на восток. Взору путешественников предстал бескрайний и пустынный океан. Их сильно удивил тот факт, что в этих краях вовсе не было, как им казалось, ночи – жители Британских островов не имели тогда понятия о полярном дне и полярной ночи.

                                                         Судьба сэра Хью Уиллоуби и его спутников

Что же произошло с двумя другими кораблями экспедиции, пока «Благое Предприятие» уходило на восток? Ход событий удалось восстановить по сохранившимся бортовым журналам. Надо отдать должное тогдашнему морскому авторитету Себастьяну Каботу – именно он настоял на том, чтобы участники экспедиции записывали все происходящее с ними в специальные журналы и делали это ежедневно. Требовалось вносить туда данные о происшествиях, обстоятельствах плавания, выбранном курсе, сделанных открытиях. После окончания шторма флагманский корабль «Добрая Надежда» вместе с отыскавшим его «Благим упованием» попытались вернуться в Вардё, однако не смогли обнаружить это место. Уиллоуби и Дюрферт решили отправиться на северо-восток.
14 августа 1553 г. с кораблей была обнаружена земля. Подходы к безлюдному, защищенному прибрежным льдом берегу оказались мелководными, от спуска шлюпки решено было отказаться. Сэр Уиллоуби приказал определить координаты и занести показания в вахтенный журнал. Если англичане правильно высчитали широту, то они находились у Гусиной земли – у юго-западной оконечности Новой Земли, уже давно посещаемой русскими мореплавателями.

Данный факт превратился в миф о некоей «земле Уиллоуби», поиски которой велись даже в XVIII веке.

Три дня английские корабли продвигались к северу, пока на «Благом Уповании» не обнаружили течь, и оба корабля не повернули на юг. 21 августа 1553 г. Уиллоуби записал в журнал, что море становится все более мелким, но самой земли не видно. В конце концов англичане увидели берег и три недели шли вдоль него на запад, то приближаясь, то удаляясь от земли. Еще через неделю корабли обнаружили устье реки – погода начала уже портиться, и Уиллоуби, посовещавшись с офицерами, принял решение стать тут на якорь и зазимовать. Ни людей, ни признаков жилья в этом глухом для путешественников краю обнаружено не было. Шел конец сентября, бухта, по записям Уиллоуби, была богата тюленями, на которых англичане охотились. Посланные в разные направления поисковые группы также не обнаружили ничего, что указывало бы на присутствие человека. Свою последнюю запись в журнале сэр Хью Уиллоуби сделал 8 января 1554 года.

                                            Гибель экипажа «Доброй Надежды» и адмирала Уиллоуби

А весной группой поморов, которые охотились в здешних краях, были случайным образом обнаружены два корабля, присыпанных снегом и стоящих на якорях возле берега в устье реки Варзина.

При ближайшем рассмотрении и обследовании обнаружилось, что все находящиеся на борту 63 человека мертвы. Адмирала сэр Хью Уиллоуби нашли в каюте – невидящим взглядом он смотрел в раскрытый вахтенный журнал. Трюмы кораблей были полны самыми различными товарами, в избытке было и провианта. Поморы не притронулись к находке, а доложили о случившемся начальству в Холмогоры, оттуда сообщили уже царю Ивану Васильевичу. Тот распорядился найденный груз опечатать, а тела моряков перевезти в Холмогоры и передать представителям английской стороны.

Все обстоятельства и причина гибели экипажей «Доброй надежды» и «Благого упования» не известны до сих пор. Тела участников экспедиции были обнаружены в совершенно естественных бытовых позах, более того, мертвыми оказались даже корабельные собаки. Тот факт, что оба корабля для лучшего сохранения тепла оказались со всей возможностью герметизированы, щели были тщательно законопачены, может указывать на то, что Уиллоуби и его спутники могли отравиться угарным газом из-за не полностью прогоревших углей в корабельных очагах, а потом свою роль сыграл беспощадный северный мороз.

                                                           Ричард Ченслер открывает Россию

Ченслер благополучно доплыл до Белого моря. 24 августа 1553 года он вошёл в Двинский залив и пристал к берегу в бухте св. Николая, где был тогда Николо-Корельский монастырь.

Ченслер поехал в Холмогоры, где представился воеводе Фофану Макарову. Воевода отправил англичанина в Москву, к царю Ивану Васильевичу. В Москве английский капитан получил аудиенцию у царя. Ченслер передал Ивану IV письмо от Эдуарда VI, написанное на нескольких языках всем северным владыкам. Царь в ответном письме разрешил торговать в России английским купцам. Шведы и поляки вели экономическую блокаду Руси, перекрывая путь через Балтику, поэтому северный путь остался последним свободным морским путем. Этим было положено начало торговли России с Англией. 


В феврале 1554 года Ченслер выехал из Москвы. Из-за смерти Эдуарда Ченслер вручил грамоту Иоанна королеве Марии и своими вестями вызвал большую радость в Лондоне. Путешественников чествовали как героев, ведь они привезли меха, персидский шелк и индийские пряности. В Англии заговорили об «открытии» России. О том, что русские сами бывали в Англии, не говоря уж о других европейских странах, предпочли забыть. И власти, и купцы были заинтересованы в торговле с Россией и возможностях, которые открывали связи с Москвой. Через Россию можно было проникнуть и далее на Восток. Компания была переименована в «Московскую компанию» (она просуществовала до 1917 года). Новая компания получила патент от королевы Марии Тюдор на монопольную торговлю с Россией.

Эта компания положила начало превращению Англии в великую торговую державу. Подобные компании были своего рода «государствами в государстве», военно-политическими и торговыми организациями, с помощью которых шло проникновение Англии в другие регионы мира и их закабаление. Компания имела право издавать свои правила, наказывать членов компании, иметь своих сержантов, строить и снаряжать свои корабли, торговать во всех портах, делать завоевания и приобретать страны и города в открытых землях, противодействовать совместным действиям торгующих в России иностранцев.
 
                                      Фрагмент старинной гравюры. Ричард Ченслер на приёме у Ивана Грозного

В 1555 году Ченслер ещё раз отправился в Москву. Царь снова милостиво встретил предприимчивого британца и выдал льготную грамоту для английской компании. Грамота давала право свободной и беспошлинной торговли оптом и в розницу, построить дворы в Холмогорах и Вологде (дворы не облагались податями), подарил двор в Москве у церкви св. Максима, компания могла иметь собственный суд, при рассмотрении торговых дел суд совершал царский казначей.

Таможенники, воеводы и наместники не имели права вмешиваться в торговые дела компании, компания могла нанимать русских приказчиков. Ченслер вернулся в Англию. С ним в посольство к английской королеве поехал дьяк посольского приказа Осип Непея. У берегов Шотландии корабль «Благое предприятие» потерпел крушение. Ченслер погиб, а Непея прибыл в Лондон и был принят королевой.

Товары и подарки для королевы были потеряны и разграблены шотландцами (береговое пиратство обычный для тех времен промысел прибрежных жителей в Европе). Но заинтересованность Англии в торговле с Россией тогда была так велика, что Непея встречали как принца. Был заключен договор о дружбе, русским разрешили вербовать специалистов на царскую службу. Непея сразу же вывез много мастеров, медиков, рудознатцев и т. д.
Ежегодно из Англии начали прибывать караваны кораблей. Они шли вокруг Норвегии и Швеции до устья Двины. О дороге на Русский Север узнали и другие державы. Голландцы послали свои корабли. Британцы протестовали против конкурентов. Но в этом вопросе Иван Васильевич соблюдал русские интересы. Зачем отдавать монополию британцам, чтобы они диктовали свои цены? Голландцам дали торг в Кеми.
Британцы по-прежнему искали морской путь в Китай. В 1557 году член компании Антони Дженкинсон предложил царю открыть торговый путь в Китай через Бухару.

           

Англичане имели сведения о том, что в Китай из Бухары ходят караваны. Царь разрешил проезд до Астрахани. Из Астрахани Дженкинсон отправился в Бухару. В Бухаре он узнал, что караваны в Китай уже не ходят. В 1561 году Дженкинсон ещё раз приехал в Москву, и предложил открыть торговый путь в Персию. В это время в Москве был персидский посланник. Дженкинсон вместе с посланником совершил путешествие до Астрахани. Путешествие оказалось неудачным. Персия получала европейские товары из Османской империи.
Понятно, что британская «дружба» не была искренней. Учреждая Московскую компанию, королева Мария внесла в её устав тайный пункт, запрещавший продавать русским оружие. А пока Ченслер вёл в Москве переговоры, капитан Бэрроу занимался на Севере разведкой. Выяснял, нельзя ли из Белого моря попасть в Онежское озеро и совершил поход на восток. Британцы пытались найти путь в Китай или другие страны, слабее русских, чтобы можно было объявить их владениями Англии.
В 1567 году компания получила право беспошлинной торговли. Компания получила право строить в разных городах дворы, нанимать русских работников. Свои дворы компания имела в Новгороде, Пскове, Ярославле, Казани, Астрахани, Костроме, Ивангороде. Но в 1569 году Грозный ограничил права компании, в Казань и Астрахань компания могла заходить с разрешения царя. Компания должна была платить половину от таможенных сборов. Царь в это время вёл через Дженкинсона переговоры о союзе с королевой Елизаветой I против католического мира, в частности, Польши.

       

Протестантские державы противостояли католическим. Царь предлагал королеве запретить её подданным торговать с поляками. России требовалось оружие и военные материалы. Иван также предложил внести в текст соглашения пункт о предоставлении убежища, если кого-то свергнут изменники. Но Елизавета не заинтересовалась.

Вскоре начался новый этап переговоров о союзе России и Англии. Теперь Англия была более заинтересованной стороной. Британцы хотели заманить Грозного женитьбой, чтобы усилить на него влияние через жену и её окружение. В невесты предлагали Марию Гастингс, которая приходилась королеве племянницей по матери. Во-первых, британцы хотели восстановить в полном размере привилегии англичан и чтобы Москва оградила британцев от конкуренции. Русские потеряли Нарву, и голландские, германские, французские купцы, возившие туда товары, пошли в Белое море. А англичане хотели сохранить монополию. О том, какой торговый союз хотели англичане навязать России, можно увидеть на примере Турции, с которой Англия заключила соглашение в 1580 году. Не беря на себя никаких обязательств, британцы за свою формальную «дружбу» получили освобождение от пошлин, монополию на левантийскую торговлю, устроились в Стамбуле как у себя дома, получив экстерриториальность и быстро сели Порту «на шею», высасывая из Османской империи все соки. В результате Турецкая империя в финансово-экономическом отношении стала полуколонией Англии и Франции, которые стали использовать турок как пушечное мясо в борьбе с Россией.
Во-вторых, теперь сами британцы нуждались в военном союзе с Россией. Ситуация для Англии тогда была опасной. Британцы изрядно достали европейцев-католиков своей поддержкой гугенотов и нидерландских протестантов. Против Англии были Рим, католическая Франция, германский император, Венеция и могущественная тогда Испания, которая в 1580 – 1851 гг. поглотила Португалию и вдвое увеличила свой флот. Испанцы грозились высадить десантную армию в Англии. Назревала война – она начнется в 1585 году. А в самой Англии было неспокойно. Английская верхушка опасалась, что простые англичане встретят испанцев как освободителей. При Елизавете власти устроили настоящий террор в отношении простого народа – огораживание, массовое разорение крестьян, виселицы для бродяг и жуткие работные дома для бедноты, где рабочих очень быстро «выжимали» до смерти.
Поэтому теперь союз с Россией нужен был Лондону. Браком союз закрепили бы. Англичане прощупывали почву о наследнике, чтобы им стал будущий сын англичанки. Царь был опытным дипломатом и решил «подыграть». Летом 1582 года в Лондон отправилось посольство Фёдора Андреевича Писемского.

В итоге переговоры не привели к успеху. Англия не хотела прямого союза с Россией против Польши и Швеции. Грозный не собирался давать англичанам дополнительные торговые льготы. И наследником должен был стать царевич Фёдор. Переговоры зашли в тупик. Британцы ещё раз попытались торговаться – прислали в Москву в октябре 1583 года посольство Джеронима Боуса.

            

Но без успеха. Русский царь быстро раскусил британцев и сделал вывод: «Елизавета «хочет с нами быти в докончании (союзе) словом, а не делом», и Боус приехал с «пустословием».
С этого времени в России появляются британские агенты. Англия одной из первых стала использовать «рыцарей плаща и кинжала», которые могли сочетать государственную и коммерческую деятельность. Так, среди них был Джером Горсей, который В 1573 - 1591 годах жил в России (с перерывами), и управлял конторой Московской компанией. Практически ничего не известно о том, чем занимался Джером до отъезда Россию. Есть предположения, что он служил в качестве «слуги» Московской компании. Также нет документальных свидетельств и о первых семи годах его службы в России. Горсей был приближен к царскому двору после исполнения секретного поручения Ивана IV к Елизавете, но он явно переоценивал в своих сочинениях своё значение при Грозном. Но при Борисе Годунове он уже был ближайшим советником.


                          Иван Грозный показывает сокровища Джерому Горсею. Картина А. Литовченко

Есть мнение, что именно англичане стали организаторами отравления царя Ивана Васильевича. Историк Г. Соколов, специалист по истории противостояния российских и западных спецслужб, утверждает, британцы отравили русского царя. В сентябре 1557 года в Москву к царю были доставлены английские медики во главе с доктором Стендишем. Затем прибыл из Лондона выпускник Кембриджа Элизеус Бомелиус (Елисей Бомелий), врач, алхимик, астролог, по совместительству, видимо, шпион британской короны.

Ставший на долгие времена любимцем и личным лекарем Ивана Грозного. На Руси его ненавидели. Псковская летопись 1570 года прямо называла британского врача «лютым волхвом», «злым еретиком», специально подосланным к Ивану IV иноземцами, чтобы «на русских людей царь возложил свирепство, а к немцам (т. е. иностранцам) на любовь преложи».
Считается, что Иван Грозный доверял ему полностью и даже советовался с ним по личным и некоторым важным государственным вопросам. В частности, обсуждал план своей женитьбы на королеве Елизавете. «Негодяй и бродяга − писал о нем русский историк Николай Карамзин. – Снискав доступ к царю, он полюбился ему своими кознями; питал в нем страх, подозрения; чернил бояр и народ, предсказывал бунты и мятежи, чтобы угождать несчастному расположению души Иоанновой». После того как от Бомелия избавились - его обвинили «в сношениях письмами, написанными шрифтом по-латински и по-гречески, с королями Польши и Швеции» и казнили, - Елизавета присылает царю нового лейб-медика, Роберта Якоби.

              

«Мужа искуснейшего в целении болезней уступаю тебе, моему брату кровному, не для того, чтобы он был не нужен мне, но для того, что тебе нужен. Можешь смело вверить ему свое здравие. Посылаю с ним, в угодность твою, аптекарей и цирюльников, волею и неволею, хотя мы сами имеем недостаток в таких людях». Очевидно, что он был агентом английской короны и также пытался привезти в Москву английскую невесту, расписывая Грозному племянницу королевы Марию.
Таким образом, долгое время, до самой кончины, русского государя окружали английские подданные. И умер он довольно неожиданно. Ему было всего 53 года, что для правителя не так уж и много. Когда уже в советское время в Архангельском соборе Московского Кремля вскрыли гробницы Ивана Грозного, его сыновей Ивана и Федора, то эксперты обнаружили, что содержание ртути в костях царя и царевича Ивана в 32 раза превышает допустимую норму!

А ртуть, как известно, очень сильный яд. Кроме того, в останках отца и старшего сына в несколько раз было превышено содержание мышьяка и свинца. Схожим образом была отравлена и первая жена царя – Анастасия. Очевидно, что царя Ивана Грозного, при котором были проведены важные реформы, Русь стала мощной военной державой и увеличила свою территорию почти в 2 раза (!).

Вместе с ним загубили и всю династию Рюриковичей, вызвав жесточайшую и кровопролитнейшую русскую Смуту. Вопрос: кто это сделал? Заговорщики-бояре или иностранные недоброжелатели: Рим, иезуиты, поляки и британцы?

                                                                                                Автор: Самсонов Александр