Д.Г. Павлов

   Трагедия генерала Павлова. Что погубило героя-танкиста?

До сих пор не утихают споры исследователей и всех тех, кто интересуется военной историей о событиях, связанных с начальным периодом Великой Отечественной войны. Особенно всё то, что связано с катастрофой на Западном фронте, который был создан на базе Западного особого военного округа, катастрофа, ставшая одной из самых трагических страниц в истории начального периода войны. Когда буквально в течение первой недели, к 28 июня, врагом были захвачены Минск и Бобруйск. Западнее белорусской столицы попали в окружение 3-я и 10-я армии, а остатки 4-й армии отошли за Березину. Создалась угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и их прорыва к Смоленску. 

4 июля 1941 года в селе Довск Гомельской области Белорусской ССР был арестован генерал армии Дмитрий Григорьевич Павлов, Герой Советского Союза, командовавший войсками Западного фронта. Участник Гражданской войны в Испании, еще вчера считавшийся одним из наиболее удачливых и перспективных генералов Красной Армии, в один миг оказался в опале у Верховного. Павлова доставили в Москву, в Лефортовскую тюрьму.

Где-то в прошлом оставались парады и учения, победы и поражения, а впереди не было ничего…

                                                      Командующий округом и фронтом

Ровно за год до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, 7 июня 1940 года, Сталин назначил новым командующим войсками Белорусского особого военного округа генерал-полковника танковых войск Дмитрия Григорьевича Павлова.

     

Спустя четыре дня, 11 июля 1940 года, Белорусский особый военный округ был переименован в Западный особый военный округ. К нему присоединили территорию Смоленской области, которая прежде входила в упраздненный Калининский военный округ.

В системе обороны советского государства округ действительно играл очень важную, особую роль. Он охватывал западные рубежи советского государства и после включения в состав СССР Западной Белоруссии и оккупации гитлеровцами Польши прямо граничил с территориями, подконтрольными Германии. В случае войны округ первым принимал удар войск противника.
На территории округа вовсю шла подготовка к войне – строились фортификационные сооружения, постоянно проводились учения личного состава пехоты, кавалерии, артиллерии, танковых войск. Естественно, что должность командующего войсками прифронтового округа предполагала колоссальную ответственность и абы кого на нее  предвоенный год не назначили бы. 

    

Почему выбор Сталина пал именно на генерала Павлова? К моменту назначения на должность командующего войсками округа генерал-полковнику Дмитрию Павлову было 42 года. Героя Советского Союза он получил еще в 1937 году за бои в Испании, в которых участвовал в качестве командира танковой бригады республиканской армии и был известен под псевдонимом «Пабло». Именно во время Гражданской войны в Испании Павлов показал себя талантливым командиром, участвуя в важнейших Харамской и Гвадалахарской операциях. 

В июле 1937 года Павлова вызвали из Испании в Москву и назначили заместителем начальника Автобронетанкового управления РККА, а в ноябре 1937 года комкор Павлов был назначен начальником Автобронетанкового управления РККА. На этой должности он находился почти три года и именно с нее был назначен командовать войсками Белорусского особого военного округа. Взлет в карьере был потрясающий. В Испанию Павлов отправлялся с должности командира механизированной бригады, получив в 1935 году звание комбрига. 
Звание комкора Павлов получил, перешагнув через одну ступень – звание комдива. И на должность командующего округом Павлов был назначен, фактически имея за плечами лишь опыт командования танковой бригадой. Армией, корпусом и даже дивизией комкор Павлов никогда не командовал. Получается, что должность Павлову дали «авансом», рассчитывая, что бесстрашный командир-танкист справится с обязанностями командующего войсками округа. И до начала Великой Отечественной войны это действительно было так – Павлов наладил на высоком уровне подготовку личного состава округа, особенно милых его сердцу танковых подразделений. Еще в бытность начальником Автобронетанкового управления Павлов уделял особое внимание развитию танковых войск.

                                                    Профессия — Родину защищать

Из 43 лет своей жизни 26 лет Павлов провел на военной службе. Фактически именно в армии происходило его становление как личности. Дмитрий Павлов родился 23 октября (4 ноября) 1897 года в деревне Вонюх (ныне – Павлово, Кологривский район Костромской области). Крестьянский сын, Дмитрий Павлов, тем не менее, был очень способным парнем – он окончил 4 класса церковно-приходской школы, 2-классное училище в селе Суховерхово, а затем экстерном смог сдать экзамены за 4 класса гимназии. 
Но грянула Первая мировая война и 17-летний юноша попросился добровольцем в армию. Он был зачислен на военную службу сразу после начала войны, в 1914 году. Павлов служил в Серпуховском 120-м пехотном полку, затем в Александрийском 5-м гусарском полку, в 20-м стрелковом полку, 202-запасном полку, дослужился до звания старшего унтер-офицера, что было очень неплохо, учитывая совсем молодой возраст Дмитрия и то, что в царской армии лычками солдат не баловали. В июне 1916 года раненый Павлов попал в немецкий плен, освободили его лишь в январе 1919 года. Павлов вернулся на родину и работал в Кологривском уездном комитете труда, пока 25 августа 1919 года не вернулся к привычному занятию, поступив на службу в Красную Армию. 

  

Службу в РККА Павлов начал с «неприглядных» должностей – был бойцом 56-го продовольственного батальона, затем делопроизводителем в продотряде. Однако в конце 1919 года его направили на курсы в Кострому, после которых он начал службу командиром взвода в 80й Казачьей кавалерийской дивизии. И военная карьера Павлова пошла в гору: вскоре он стал командиром дивизиона, с октября 1920 г. – инспектором для поручений в инспекции кавалерии 13-й армии, а после окончания в 1922 гг. Омской пехотной школы имени Коминтерна был назначен командиром кавалерийского полка 10-й кавалерийской дивизии. Двадцать четыре года и командир полка – не Гайдар, конечно, но все равно неплохо. 

С июня 1922 года Павлов воевал против антисоветских партизан в Барнаульском уезде, будучи помощником командира 56-го кавалерийского полка Алтайской отдельной кавалерийской бригады. В 1923 году бригаду перебросили в Туркестан и Павлов сражался с басмачами, командуя истребительным отрядом, а затем 77-м кавалерийским полком в Восточной Бухаре.

Затем Павлов вновь стал помощником командира по стрелковой части 48-го кавалерийского полка, затем – помощником командира 47-го кавалерийского полка. В 1928 году Павлов окончил Военную академию РККА им. М.В. фрунзе и был назначен командиром и комиссаром 75-го кавалерийского полка 5-й отдельной Кубанской кавалерийской бригады, дислоцировавшейся в Забайкалье. В этом качестве он принимал участие в вооруженном конфликте на КВЖД в 1929 году. 

После окончания курсов технического усовершенствования начсостава при Военно-технической академии Павлов «переквалифицировался» в танкиста и был назначен командиром 6-го механизированного полка, дислоцировавшегося в Гомеле. Так Павлов начал свою службу с Белоруссией, с которой оказался связан до конца своих дней. 
В феврале 1934 года он был назначен командиром и комиссаром 4-й механизированной бригады, размещенной в Бобруйске. Под командованием Павлова бригада быстро стала одной из лучших в РККА, после чего Павлова заметили, произвели в комбриги, а затем и наградили орденом Ленина. 
Но по-настоящему имя Павлову сделала Испания. Именно там он получил Героя Советского Союза, после чего стал депутатом Верховного Совета СССР. Был разгар «чисток» командного состава Красной Армии и Сталин нуждался в новых командирах. Так комбриг танковой бригады «скакнул» на должность начальника Автобронетанкового управления, а затем стал командующим округом. 
На посту начальника Автобронетанкового управления Павлов внес большой вклад не только в оснащение РККА новыми боевыми машинами, но и в переосмысление стратегии применения танковых войск. Он считал, что роль танковых войск в современной войне будет расти стремительными темпами и настаивал на производстве более мощных и маневренных танков. Но реализована мечта генерала была уже после его смерти, когда танки Т-34 стали серийно производиться для Красной Армии.

В 1940 году я приехал в Харьков посмотреть на испытания танка Т-34. Этот танк испытывал сам командующий бронетанковыми войсками Красной армии Павлов. Это человек прославленный, герой испанской войны. Там он выделился как боевой танкист, бесстрашный человек, умеющий владеть танком. В результате этого Сталин назначил его командующим бронетанковыми войсками. Я любовался, как он на этом танке буквально летал по болотам и пескам…,
— вспоминал о Павлове Никита Хрущев.

Часть исследователей вменяют Павлову безграмотность и недостаток военного образования. Однако из биографии видно, что он окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна, Военную академию им. М. В. Фрунзе и академические курсы при Военно-технической академии, так что для командира тех времен образование вполне достаточное. У Жукова, к примеру, не было даже академического образования, однако это не помешало ему руководить Генеральным штабом РККА. 
Интересный факт из биографии Д. Павлова. С ноября 1937 по июнь 1940г. он возглавлял Автобронетанковое управление РККА, и за это очень короткое время Дмитрий Григорьевич показал себя довольно неплохим теоретиком применения танковых войск и танков на поле боя. Это он первым заявил о необходимости коренного пересмотра танкового вооружения, Павлов предложил, танки сопровождения пехоты, к которым в то время относился Т-26 оставить пехоте, а Т-28 и Т-35 вооружить 76-мм пушкой, кроме того, на смену этим двум танкам, он предложил разработать новый тяжелый танк прорыва. Основной танк Красной Армии Т-34 создавался также по заданию и требованию тогдашнего начальника АБТВ РККА комкора Д. Павлова.
Много споров вызывало и продолжает вызывать решение расформировать в РККА перед началом войны танковые корпуса, многие считали, что это чуть ли не предательство. Однако не все так однозначно, интересно то, что одним из инициаторов данного решения был Д. Павлов. Это по его предложению, взамен расформированных управлений 4-х танковых корпусов было создано 15 дивизий, которые превосходили расформированные корпуса и по количеству танков, и по боевой мощи, и по способности вести боевые действия. Принцип использования танковых бригад и моторизованных дивизий по Павлову предполагал, что их можно было включать в состав стрелковых корпусов, общевойсковых армий и фронтов, а также держать в резерве Главного командования. Что самое интересное, эти и многие другие предложения Д. Павлова были в дальнейшем реализованы не только в РККА, но и нашим основным противником - германским вермахтом. Немцы при нападении на Советский Союз по плану «Барбаросса» все свои танковые дивизии, в среднем имевшие по 150 танков, свели в 4 группы (аналог ЭРП-эшелон развития прорыва по Павлову), по этому принципу использовали танковые войска и в германской танковой армии "Африка" под командованием известного генерал-фельдмаршала Эрвина Ойгена Йоханнас  Роммеля.

     

Как видно из этих примеров, Сталин, назначая Д. Павлова на должность командующего одним из основных военных округов страны, по всей видимости, учитывал, что тот представлял из себя достаточно грамотного военноначальника, мыслящего стратегически. А вот что касается наличия боевого опыта и особенно опыта руководства крупными объединениями, то, здесь, судя по всему было действительно наиболее уязвимое место в личной подготовленности Д. Павлова как командующего. Но вот явилось ли оно решающим, в той дальнейшей трагедии Павлова как генерала армии, командующего Западным особым округом, вопрос не раскрыт до сих пор. Мало у кого из тогдашних советских генералов был такой опыт, очень мало, на ум приходит только разве что фамилия Бориса Михайловича Шапошникова, и то, что он чистый генштабист, а не командир.

Д. Павлов был храбрым человеком, прошел множество, как теперь говорят, «горячих точек» но при этом имел опыт командования только полком-бригадой и не более того. Данный вывод в частности подтверждается служебной запиской генерал-полковника Л.Сандалова, поданной им начальнику военно-научного управления Генерального штаба ВС СССР от 1 сентября 1956 года, в которой, в частности, говорится:
«Генерал армии Павлов, не имея опыта в командовании войсковыми соединениями (исключая командование в течение непродолжительного срока танковой бригадой), после участия в войне в Испании был назначен начальником АБТУ Красной Армии, а за год до войны - командующим войсками ЗОВО. Не имея ни опыта в управлении войсками, ни достаточного военного образования и широкого оперативного кругозора, генерал армии Павлов растерялся в сложной обстановке начального периода войны и выпустил из рук управление войсками.»
А где в то время Сталину было найти командующих с генштабовским образованием, опытом командования армиями и фронтами, так что Д. Павлов был военноначальником своего времени и не он один виновен в том, что враг выбрал направление своего главного удара именно на направлении расположения Западного особого округа, которым командовал в то время именно он.
По мнению некоторых современных исследователей, якобы основная вина Павлова заключалась, прежде всего, в том, что он не выполнил Директиву НКО и ГШ от 12-13 июня 1941 года, предписывающую командованию ЗапОВО, предписывающую для повышения боевой готовности начать выдвижение частей округа на рубежи обороны согласно планов прикрытия отработанных на основании майской Директивы НКО и ГШ. Однако факты говорят о том, что в середине июня 1941 Д. Павлов направил Сталину и в Наркомат обороны две шифровки с просьбой о выводе войск на полевые позиции и даже пытался добиться разрешения на частичное отмобилизование частей округа, также просил усилить округ частями связи и танками.
Также, по мнению этих исследователей, Павлов после получения Директивы от 12-13 июня не отдал своевременно команду на вывод трех дивизий из района Бреста, находящихся там для строительства укреплений. В результате эти три дивизии - одна танковая и две стрелковые, предназначенные для прикрытия Брестского направления, были уничтожены в течение первых дней войны, что стало основной причиной разгрома войск всего Западного фронта и тем самым было открыто противнику важное стратегическое направление на Минск — Смоленск — Москву.

В связи с этим сразу возникают следующие вопросы. Где тогда был Генеральный штаб РККА, который отвечал за стратегическое развертывание войск, в руках которого была вся развединформация? Почему командующему округом не дали своевременно указание на отвод войск из района Бреста? Где был Наркомат обороны? И этих вопросов, где и почему множество, четких, конкретных ответов на них нет.
Есть и такие исследователи, которые утверждают, опираясь на перечень определенных фактов, даже о предательстве некоторой части генералитета и командиров иного уровня накануне войны и особенно в ее первые дни. Так, например, ими приводятся факты якобы злоумышленного отвода воинских частей от границы прямо в первые же минуты войны, в результате чего и без того малочисленные и слабо вооруженные подразделения пограничников оставались один на один с во сто крат превосходившим их врагом. В результате, ни одна из 435 пограничных застав на западных границах, в отличие от войск РККА, без приказа так и не отошла, многие пограничники погибли в бою, до конца выполняя свой воинский долг.

Интересно и то, что Павлова судили не по знаменитой 58-й статье УК. В процессе закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР 22 июля 1941 г. были переквалифицированы статьи Уголовного кодекса, по которым обвинялось командование ЗАПОВО. Их арестовали по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 63-2 и 76 УК Белорусской ССР (аналог знаменитой ст. 58 в УК РСФСР). Однако суровый приговор был вынесен на основании ст.ст. 193-17/б и 193-20/б УК РСФСР. Формулировка обвинения в приговоре была такова: «за проявленную трусость, бездействие власти, нераспорядительность, допущение развала управления войсками, сдачу оружия противнику без боя, самовольное оставление боевых позиций частями Красной Армии и создание противнику возможности для прорыва фронта Красной Армии».
«Создание противнику возможности для прорыва фронта Красной Армии» вменялось только самому Павлову как командующему Западным фронтом.
Сталин, дав указание о переквалификации преступления командования Западного фронта на другие статьи УК, тем самым, дал понять генералитету, что устраивать глобальные силовые разборки с ним, тем более наподобие 1937 г., он не намерен, но при необходимости спокойно может обойтись и без знаменитой 58-й статьи.

31 июля 1957 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла определение, которым приговор от 22 июля 1941 года был отменён по вновь открывшимся обстоятельствам и дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Дмитрий Павлов был посмертно восстановлен в воинском звании.
Вопрос, кто несет главную ответственность за поражения июня 1941 года, так до сих пор и остается открытым.

                                                          Война и смерть

22 июня 1941 года гитлеровская Германия напала на Советский Союз. За день до нападения Западный особый военный округ, которым командовал Дмитрий Павлов, был преобразован в Западный фронт. Сам Павлов к этому времени, с февраля 1941 года, уже носил звание генерала армии. Его карьера шла вверх и если бы не обстоятельства первого месяца войны, может быть Павлов стал бы и маршалом. 
Практически с первых дней начала войны войска Западного фронта стали терпеть поражение за поражением. Гитлеровцы стремительными темпами продвигались на восток, к Минску. 
Как не пытался Павлов остановить продвижение гитлеровцев, это не получалось. В отчаянии командующий округом бросал против танковых колонн бомбардировщики без прикрытия истребителей, шедшие на верную смерть.

Но одним героизмом летчиков, танкистов, пехотинцев врага было не остановить. 

Главной причиной прорыва гитлеровцев к Минску было наличие «окна» в полосе Северо-Западного фронта, через которое и сумела прорваться 3-я танковая группа под командованием Германа Гота. Это «окно» образовалось вследствие того, что гитлеровские танковые группы разгромили 8ю и 11-ю армии, оборонявшие границу, и вошли в Прибалтику. Танковая группа Германа Гота ударила в тыл Западного фронта.

Противостоять гитлеровцам здесь должен был в 29-й территориальный стрелковый корпус РККА. На самом деле, 29-й стрелковый корпус был бывшей армией Литовской республики. 
Советское командование рассчитывало, что стоит заменить литовских офицеров на советских командиров, и «классово близкая» масса литовских солдат – «рабочих и крестьян» — превратится в красноармейцев. Но этого не произошло. Литовское войско, когда началось наступление гитлеровцев, разбежалось, а часть его вообще перебила командиров и повернула оружие против советской власти. 
Спустя неделю после начала войны, 28 июня 1941 года, неприятельские войска взяли Минск – столицу Белорусской ССР. Сталин, узнав о взятии Минска гитлеровцами, пришел в ярость. Падение белорусской столицы фактически и предрешило судьбу генерала армии Павлова, хотя война шла всего неделю. 
В поражении Западного фронта вины Павлова было не больше, чем вины тех, кто находился в Москве, на более высоких военных и государственных должностях. Многие другие советские военачальники терпели не менее тяжелые поражения – пали ведь и Одесса, и Киев, и Севастополь, и Ростов-на-Дону, и множество других городов.

30 июня 1941 года, через день после падения Минска, Павлова вызвали в Москву, но 2 июля вернули на фронт. Однако 4 июля 1941 года он был арестован и опять доставлен в Москву – на этот раз уже окончательно. Вместе с Павловым арестовали начальника штаба Западного фронта генерал-майора Владимира Ефимовича Климовских, начальника связи фронта генерал-майора Андрея Терентьевича Григорьева и командующего 4-й армией генерал-майора Александра Андреевича Коробкова.  


Далее все развивалось по привычному и «обкатанному» сценарию. Первоначально Павлова и его генералов пытались обвинить в измене Родине и «пришить» им участие в антисоветском заговоре, однако затем все же решили, что это слишком – Павлов действительно был честным воином. Поэтому Павлова и его заместителей судили по статьям «халатность» и «неисполнение должностных обязанностей». Их обвинили в трусости, паникерстве и преступном бездействии, приведшим к поражению войск Западного фронта. 

Верховным судом Союза ССР Павлов Д. Г., Климовских В. Е., Григорьев А. Т. и Коробков А. А. были лишены воинских званий и приговорены к расстрелу. 22 июля 1941 года Дмитрий Павлов был расстрелян и похоронен на полигоне в поселке Бутово.

Так закончилась жизнь смелого и честного с солдата, вся вина которого заключалась лишь в том, что он, возможно, оказался не на своем месте, получив после опыта командования бригадой целый округ – фронт. 
В 1957 году Павлов посмертно был реабилитирован и восстановлен в воинском звании. В его честь переименовали родной поселок, имя Павлова носит улица в Кологриве.

                                                                 памятник Д.Г. Павлову в д. Суховерхово 

                                                                                                                        Автор:  Илья Полонский