Штурм Бреслау

 

 «Чудо Бреслау». Как штурмовали последнюю крепость Гитлера

      «Чудо Бреслау». Как штурмовали последнюю крепость Гитлера

Советские САУ ИСУ-152 на улице Бреслау. С большой долей вероятности на фотографии ИСУ-152 из 349-го Гвардейского тяжелого самоходного полка

Последний год войны стал агонией для Третьего рейха. Осознавая неизбежность поражения и наказания за совершённые преступления, нацистская верхушка всеми силами старалась оттянуть поражение. Для этого все средства были хороши: проводили тотальную мобилизацию, лихорадочно разрабатывали различные образцы «чудо-оружия», окружённые советскими войсками города объявляли «крепостями». Такой цитаделью стал и Бреслау-Бреславль – столица Силезии. Немецкий гарнизон дрался здесь почти три месяца, с середины февраля до 6 мая 1945 года, и сдался только после известия об общей капитуляции германских вооруженных сил.

Организация обороны Бреслау

К 15 февраля 1945 года советские войска блокировали столицу Силезии город Бреслау. Город обороняла корпусная группа «Бреслау» (около 50 тыс. человек, плюс 30 тыс. ополченцев). Военным комендантом города сначала был генерал-майор Ганс фон Альфен, с марта — генерал пехоты Герман Нихоф.

        

Политическую власть в укрепрайоне осуществлял гауляйтер Карл Ханке, наделённый диктаторскими полномочиями. Он расстреливал и вешал всех, кто хотел оставить город без приказа фюрера.

   

Так, 28 января по приказу гауляйтера казнили второго бургомистра Бреслау Шпильхатена.
Гарнизон и оставшиеся жители города были убеждены, что их дело выстоять в этом стратегическом пункте, пока вермахт не перейдёт в контрнаступление и не освободит их. Существовала надежда, что войска группы армий «Центр», расположенные юго-западнее Бреслау, прорвут кольцо окружения. Первое время солдаты и горожане верили в появление «чуда-оружия, которое спасёт Рейх, и в успех наступления в Силезии и Померании. Также распространялись слухи о скором распаде антигитлеровской коалиции, конфликте держав Запада с СССР. К тому же фронт стабилизировался сравнительно недалеко от города и оттуда доносилась артиллерийская канонада, это долгое время поддерживало надежды гарнизона на скорый приход помощи. 
Продовольствия в городе было достаточно для длительной обороны. С боеприпасами было хуже. Но их доставляли по «воздушному мосту». Самолёты приземлялись на аэродроме Гандау. Также по воздуху в город в ходе осады перебросили небольшие подразделения парашютистов-десантников и вывозили раненых. Аэродром Гандау был под постоянной угрозой захвата. Ханке решил соорудить новый аэродром в центре города вдоль одной из главных улиц города – Кайзерштрассе. Для этого пришлось на протяжении почти полутора километров снять все мачты освещения, провода, вырубить деревья, выкорчевать пни и даже снести десятки зданий (для расширения полосы). Для расчистки территории «внутреннего аэродрома» сил сапёров не хватало, поэтому пришлось привлечь гражданское население. 
Советская разведка считала, что в городе расположены части 20-й танковой дивизии, 236-й бригады штурмовых орудий, сводная танковая рота, артиллерийские и зенитные подразделения, 38 батальонов фольксштурма.

                                                                                   обучение " Фаустника "

Всего свыше 30 тыс. человек (включая ополчение), при 124 орудиях, 1645 пулемётах, 2335 фаустпатронах, 174 минометах и 50 танков и САУ. Основные силы немецкого гарнизона были сосредоточены на южном и западном участках. Юго-восточная, восточная и северная часть города были прикрыты естественными преградами: река Вейде, каналы реки Одер, река Оле с широкими поймами. На севере местность была заболочена, что не давало возможность использовать тяжелое вооружение. 
Гитлеровцы создали крепкую оборону. Многочисленные каменные строения, сады и парки позволяли скрытно размещать огневые средства, маскировать их. Дороги были заблаговременно перекрыты завалами из камней и бревен, баррикадами и рвами, заминированы, как и подходы к ним, простреливались. При этом в самом городе и пригородах была сеть хороших дорог, что позволяло немцам быстро перебрасывать на опасный участок свои танки, штурмовые орудия и артиллерию. Бронетехника была в резерве коменданта и её небольшими группами (1-2 танка, 1-3 САУ) использовали на активных участках для поддержки пехоты. 

Колонна немецких войск въезжает в Бреслау. Впереди тягач Sd.Kfz 10 буксирует 75-мм противотанковую пушку PaK 40. Немецкие части готовятся к обороне Бреслау, который объявлен городом-крепостью. Февраль 1945

Подбитый в боях под Бреслау и полностью сгоревший средний танк Pz.Kpfw.IV Ausf. H позднего выпуска. Танк выведен из строя единственным попаданием 76-мм бронебойного снаряда в лоб башни. Лоб корпуса почти полностью закрыт гусеничными траками для повышения защиты

Немецкие пулеметчики ведут огонь из окна здания во время боев в Бреслау

Штурм

18 февраля 1945 году 6-й общевойсковой армии Глуздовского передали 349-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк (8 ИСУ-152). Каждый стрелковый полк выделил для боевых действий в городе штурмовую группу (сводный батальон). Также для штурма были привлечены штурмовые батальоны 62-й отдельной инженерно-сапёрной бригады, бойцы которой были подготовлены для городских боёв и захвата долговременных укреплений. Личный состав этих подразделений имел на вооружении защитные панцири, огнемёты РОКС (ранцевый огнемёт Клюева — Сергеева), переносные станки для запуска реактивных снарядов, трофейные фаустпатроны и взрывчатку. 

    
Боевые действия штурмовых групп проходили с 18 февраля по 1 мая 1945 года (в ожидании полной капитуляции противника блокирующие Бреслау войска завершили атакующие действия). Советские войска в основном действовали в западной и южной частях укрепрайона. Наступление велось неравномерно: то активизация, то пауза. Во время паузы проводились разведка, перегруппировка и пополнение сил, подвоз боеприпасов, нацеливание на новой квартал. 
Первый штурм (отдельные атаки были и ранее) начался в ночь на 22 февраля 1945 года в южной части Бреслау. После артподготовки батареи стали сопровождать штурмовые группы. САУ двигались позади основных сил штурмовых групп на удалении 100–150 метров вдоль улиц с юга на север. По заявкам пехоты они били по огневым точкам противника. Самоходки двигались на некотором расстоянии друг от друга, прижимаясь к стенам домов, поддерживая соседей огнем. Периодически САУ вели беспокоящий и прицельный огонь по верхним этажам домов, для обеспечения действий пехоты и сапёров, которые прокладывали путь в завалах и баррикадах. К сожалению, бывали и ошибки, так, две машины вырвались вперёд пехоты и были подбиты фаустниками.
Советские сапёры активно применяли направленные взрывы, используя в качестве отражателей крышки водопроводных люков. Затем в пробитые бреши в баррикадах и стенах зданий направляли огненные струи огнемётов. Однако наши войска встретили ожесточённое сопротивление, и гитлеровцы отразили первый штурм, нацеленный на центр города.
В начале марта 6-я армия была усилена 222-м отдельным танковым полком (5 Т-34, 2 ИС-2, 1 ИСУ-122 и 4 СУ-122) и 87-й гвардейский танковый тяжелый полк (11 ИС-2). 349-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк был значительно усилен (29 ИСУ-152). Это укрепило штурмующие силы, бои возобновились с новой силой. Как и раньше, танки и САУ двигались за пехотой, выполняя роль подвижных огневых точек. Рубеж пехоты, как правило, обозначали зелёной или белой ракетой, красной – указывали направление огня. Танки или САУ делали несколько выстрелов и стрелки шли в атаку под прикрытием дыма и пыли, пользуясь тем, что огневая точка противника подавлена, или гитлеровцы под огнем спрятались в убежищах. Солдаты врывались в здание, активно использовали гранаты. Некоторые здания разрушали огнем прямой наводкой, огнем пушек разрушали кирпичные заборы, металлические ограждения . Чтобы избежать потерь огневую позицию танки и САУ меняли только после полной зачистки домов, этажей, чердаков и подвалов. Иногда тяжелые танки и САУ использовались как тараны, проделывая проходы в ограждениях и баррикадах. 
В лучших традициях русской смекалки танкисты применяли речные якоря для растаскивания завалов и баррикад. Танк или САУ под прикрытием огня другой машины приближались к завалу, сапёры цепляли якорь за бревна, брусья и другие предметы завала, бронемашина давала задний ход и растаскивала препятствие. Бывало, что использовался танковый десант. Один танк или САУ вёл огонь по объекту, другой с десантом на борту на большой скорости рывком двигался к зданию, останавливаясь у окна или двери. Десант врывался в здание и начинал ближний бой. Бронемашина отходила на исходные позиции. 
Однако этих сил было мало, чтобы совершить решительный перелом в битве за Бреслау. За март 1945 года небольшой успех был лишь в центре, где нашим штурмовым группам удалось продвинуться от площади Гинденбурга в северном направлении на четыре квартала, на остальных участках только на 1 — 2 квартала. Бои носили крайне упорный характер. Немцы отчаянно и умело дрались, защищая каждый дом, этаж, подвал или чердак. 87-й гвардейский танковый тяжелый полк пытались использовать на северном участке, но неудачно. Сапёры не смогли вовремя разрушить все завалы на дорогах, а при движении тяжелых танков вне дорог, они застревали в болотистой местности и становились легкой добычей противника. После этой неудачи больше активных действий на северном направлении не вели. 

Советские бойцы пробегают возле немецкого 88-мм зенитного орудия Flak 37 во время боев в Бреслау. Февраль-март 1945

Красноармейцы перебираются через баррикаду в Бреслау. Лейтенант И. Родькин ведет бойцов в атаку. Март 1945

Старший сержант И. Киреев стреляет из трофейного немецкого гранатомета «фаустпатрон» во время ночного боя в городе Бреслау. Март 1945

122-мм гаубица М-30 старшего сержанта Георгия Евстафьевича Макеева из 663-го артиллерийского полка 218-й стрелковой дивизии на Гутенберг штрассе между 608-м и 607-м кварталами в городе Бреслау. Март 1945

«Пасхальное сражение»

Штурм города принял позиционный характер. Наши войска отбивали у противника дом за домом, квартал за кварталом, медленно «вгрызались» вглубь города. Но и немецкий гарнизон проявлял упорство и изобретательность, яростно отбивался. Командир саперного батальона 609-й дивизии капитан Ротер вспоминал:

«Улицы между немецкими и русскими позициями были засыпаны обломками домов, битым кирпичом и черепицей. Поэтому мы придумали ставить мины, замаскированные под обломки. Для этого деревянные корпуса противопехотных мин мы покрывали олифой, а затем обсыпали красной и желтовато-белой кирпичной пылью, так, что их невозможно было отличить от кирпича. Подготовленные таким образом мины с расстояния трех метров от кирпича отличить было невозможно. По ночам их устанавливали с помощью удилищ из окон, подвальных люков и с балконов или из руин домов незаметно для врага. Так, через несколько дней перед фронтом 609-го саперного батальона было установлено заграждение из 5 тыс. таких противопехотных мин, замаскированных под кирпичи».

В апреле 1945 года основные боевые действия протекали в южной и западной части Бреслау. 1 апреля, в пасхальное воскресенье советская авиация и артиллерия нанесли мощные удары по городу. Кварталы город запылали, здания рушились одно за другим. Под завесой огня и дыма советские танки и САУ пошли в новую атаку. Началось «пасхальное сражение». Бронетехника пробивала бреши в слабеющей вражеской обороне, огнемётчики уничтожали доты и дзоты, сосредоточенный огонь артиллерии с ближней дистанции сметал всё живое. Немецкая оборона была прорвана, наши войска захватили главную «артерию» крепости – аэродром Гандау. Бреслау был полностью отрезан от Рейха, так как «внутренний аэродром» на Кайзерштрассе был непригоден для посадки больших самолетов, которые привозили оружие и боеприпасы, увозили раненых и больных. Стало очевидно, что положение крепости безнадёжно. Но военно-политическое командование города-крепости не ответило на призывы о сдаче.
В последующие дни сражение продолжалось. Основные бои велись в западной части города-крепости, поэтому все танковые и самоходные полки были подчинены командиру 74-го стрелкового корпуса генерал-майору Александру Васильевичу Ворожищеву.

  

Бронетехника поддерживала действия 112-й, 135-й, 181-й, 294-й, 309-й и 359-й стрелковых дивизий. 3 апреля 6-й армии был передан 374-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк. Самоходчики получили задачу во взаимодействии с 294-й дивизией выйти на правый берег реки Одер. К 15 апреля, несмотря на сильное сопротивление противника, задача была частично выполнена. С 18 апреля полк САУ выполнял ту же задачу, но теперь поддерживал наступление 112-й дивизии. В бою 18 апреля 374-й полк САУ потерял 13 ИСУ-152 из 15. Немцы смогли рассеять и уничтожить десант (50 человек), остальная пехота штурмового отряда была отсечена и фаустники сожгли САУ. В дальнейшем самоходки 374-го полка помогли нашим штурмовикам занять несколько кварталов. 
30 апреля 1945 г. наши войска остановили наступление, дожидаясь капитуляции Германии. Бреслау не сдался и после капитуляции Берлина 2 мая 1945 г. 4 мая горожане через священников предложили коменданту Нихофу сложить оружие, чтобы прекратить страдания людей. Мучения мирного населения, стариков, женщин и детей стали нестерпимыми. Генерал не дал ответа. 5 мая гауляйтер Ханке объявил через городскую газету (её выпуск стал последним), что сдача запрещена под страхом смерти. Сам Ханке вечером 5 мая сбежал на самолёте. После бегства Ханке генерал Герман Нихоф вступил в переговоры с командармом Владимиром Алексеевичем Глуздовским по вопросу почётной сдачи крепости.

     

    

Советская сторона гарантировала жизнь, питание, сохранность личной собственности и наград, возвращение на родину, после завершения войны; медицинскую помощь раненым и больным; безопасность и нормальные условия жизни всему гражданскому населению. 
6 мая 1945 года Бреслау капитулировал. К вечеру этого же дня все немецкие войска были разоружены, наши части заняли все кварталы. 7 мая 1945 года войскам, которые брали Бреслау, была объявлена благодарность, а в Москве дан салют 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий.

Расчет советского 120-мм полкового миномета ПМ-38 ведет огонь на улице Бреслау

Советские САУ СУ-122, уничтоженные на улице города Бреслау. На фотографии с высокой долей вероятности СУ-122 из 222-го отдельного танкового полка (командир подполковник Виктор Георгиевич Макаров). Местоположение: перекресток улиц Габиц с Опиц или с Харденберг

Танк ИС-2 №537 лейтенанта Б.И. Дегтярева из состава 222-го отдельного танкового Ропшинского Краснознаменного ордена Кутузова III степени полка, подбитый у Штригауерплац в немецком городе Бреслау. С 1 по 7 апреля полк в составе 5 танков ИС-2 поддерживал пехоту 112-й и 359-й стрелковых дивизий в юго-западной части города. За 7 дней боев советские войска продвинулись только на несколько кварталов

Значение «чуда Бреслау»

Оборона Бреслау была использована ведомством Геббельса, сравнившего это сражение с битвой за Аахен в период войн с Наполеоном. «Чудо Бреслау» стало символом национальной стойкости. Немецкий гарнизон дрался почти три месяца, до конца войны удерживал большую часть города и сдался только после капитуляции всего Рейха. Так, немецкий военный историк Курт Типпельскирх отмечал, что оборона Бреслау стала «одной из самых славных страниц в истории немецкого народа». 
Однако он же заметил, что оборона Бреслау имела стратегическое значение только на первой фазе зимнего наступления Красной Армии 1945 года, то есть в январе и первой половине февраля 1945 года. В это время Бреславский укрепрайон привлёк к себе часть сил 1-го Украинского фронта, что облегчило германскому командованию создать новую линию обороны от Нижней Силезии до Судет. После февраля оборона крепости уже не имела военного значения, несколько советских дивизий, осаждавших Бреслау, силы Красной Армии не снижали. То есть Бреслау мог капитулировать без ущерба вермахту уже в конце февраля – начале марта 1945 г. Но политическое значение обороны города-крепости (пропаганда) имело больший вес, чем военное. 

Бой на железнодорожном полотне в районе Бреслау. У бойца в руке ручной пулемет ДП-27

Экипаж танка ИС-2 222-го отдельного танкового Ропшинского Краснознаменного ордена Кутузова III степени полка на отдыхе. Апрель 1945. Заряжающий рядовой Борис Васильевич Калягин играет на фисгармонии для своего экипажа, рядом с ним стоит механик-водитель старшина Константин Алексеевич Каргополов, на башне танка командир орудия рядовой Иван Андреевич Казейкин и командир взвода гвардии лейтенант Борис Иванович Дегтярев. Приказом командующего бронетанковыми и механизированными войсками 6-й армии от 17.04.1945 г. № 09/н за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные в боях по уничтожению группировки противника в г. Бреслау доблесть и мужество весь экипаж был награжден орденами: гв. лейтенант Дегтярев Б. И. — орденом Отечественной войны I степени, рядовые Казейкин И. А. и Калягин Б. В. — орденами Красной Звезды, старшина Каргополов К. А. — орденом Отечественной войны II степени

Почему Красная Армия не смогла взять Бреслау штурмом

Ответ прост. Командование фронта практически сразу сняло с этого участка все силы, кроме довольно слабой по составу 6-й общевойсковой армии. В итоге 6-я армия вела осаду только своими силами (два стрелковых корпуса – 7 стрелковых дивизий, 1 укреплённый район), без дополнительных сил артиллерии и танков. Её сил было слишком мало для полноценного штурма с нескольких направлений, что однозначно привело бы к падению крепости. При этом советское командование изначально недооценило численность вражеского гарнизона. Его численность в начале осады оценивали всего в 18 тыс. бойцов (не считая ополчения), но по мере затягивая осады оценка его численности возросла сначала до 30 тыс. человек, затем до 45 тыс. человек. Таким образом, численность войск 6-й армии сначала была меньше немецкого гарнизона (по сути, целой армии), не было и достаточного количества орудий и танков. 
Советское верховное командование было занято более масштабными задачами. Бреслау уже не имела военного значения. Крепость была обречена и её падение было лишь неизбежно. Поэтому никаких особых усилий к захвату Бреслау не прилагали. 
Также среди объективных причин длительной обороны города – географические особенности расположения большого города. Он с двух сторон был прикрыт естественными преградами, которые мешали действиям механизированных частей. Кроме того, советское командование не желало нести большие потери в условиях приближения конца войны, военной необходимости в быстром взятии Бреслау не было. Тем более что Силезия и Бреслау (Вроцлав) с 1 июля 1945 г. передавались в состав нового польского государства, дружественного СССР. Необходимо было по возможности сохранить город для поляков.

Группа офицеров 359-й стрелковой дивизии в Бреслау, на фоне трофейной немецкой бронетехники. На переднем плане — немецкая САУ Marder III, на заднем плане немецкий тяжелый танк Panzerkampfwagen VI Ausf. B «Tiger II». Май 1945

Советские солдаты раздают хлеб жителям немецкого города Бреслау. Май 1945

                                                                                                                         Автор: Самсонов Александр