Трагедия н а Раатской дороге

 

Раатская дорога. По местам сражений Зимней войны в Суомуссалми.

Название маленькой Раатской дороги (или дороги на Раате, Raatteen tie), 20-километровой небольшой гравийной дороги, идущей прямо к российской границе в Суомуссалми (Suomussalmi, фин. Чешуйный пролив) в угрюмых лесах региона Кайнуу, известно каждому, кто хотя бы бегло знаком с историей советско-финской Зимней войны 1939–1940 годов. Одно из самых сокрушительных, если не самое сокрушительное советское поражение произошло именно здесь. Советские войска, по численности превосходившие финские более чем вдвое и намного лучше вооруженные (имевшие танки и артиллерию, в то время как у финнов танков не было, а артиллерии — было совсем чуть-чуть), были отброшены обратно за границу и потерпели потери в разы большие, чем финны, — каждый третий был убит или пропал без вести.

      alt

Хотя линия Маннергейма на Карельском перешейке известна лучше, и именно там решающий советский прорыв наконец-то произошел в феврале 1940, спустя 2.5 месяцев после начала войны, СССР все же начал военные действия против Финляндии 30.11.1939 и в других местах, вдоль всей финской границы — в том числе на Суомуссалми.

Район Суомуссалми и Раатской дороги находился довольно далеко на севере, и представлял собой редконаселенную глухую тайгу на обеих сторонах границы, на советской еще в большей степени, чем на финской. Местный центр цивилизации, село Суомуссалми, тоже особенно ничем не выделялся.

Но смыслом советского наступления здесь было быстрое движение дальше на запад, до самого города Оулу на берегу Ботнического залива. Таким образом Финляндия оказалась бы перерезана надвое в своем самом узком месте (от восточной границы до моря здесь всего около 200 км). СССР полагал, что эти территории плохо защищены, и после быстрой неожиданной атаки Финляндия не сумеет быстро перебросить сюда крупные силы. И что самое характерное, СССР был абсолютно прав, только ему это совершенно не помогло.

Давайте быстро рассмотрим, что же именно произошло под Суомуссалми. Это, конечно, относительно краткий рассказ со множеством упрощений. Я не эксперт по теме; онлайн очень подробное описание этих сражений, чуть ли не по часам, можно почитать по-русски у историка Олега Киселева в ЖЖ, в серии «Суомуссалми: знаменитая битва незнаменитой войны». Зимняя война и Война-Продолжение и в целом особенно в России являются практически наиболее известными эпизодами финской истории, а меня лично обычно интересуют не военные действия сами по себе, а скорее смежные вопросы типа «почему война вообще произошла», «как работала экономика страны в военный период» или «как проходила послевоенная реконструкция».

Единственное, что в Раатской дороге было важного — это то, что это была в те годы единственная минимум на десятки километров вокруг дорога, идущая к самой советской границе и продолжавшаяся за нее.

Сам Раате (Raate) — обыкновенный, существующий до сих пор, финский хутор в нескольких километрах от собственно границы.

Дорога строилась в 1915–1919 годах, чтобы занять безработных (таким манером построены многие автомобильные и железные дороги Финляндии), а в 1923–1924 годах была немного реконструирована и с тех пор числилась частью государственной автодорожной сети. Дорога продолжалась через границу на советскую сторону, где шла мимо пары карельских хуторов к деревне Вокнаволок (фин./карел. Вуоккиниеми, Vuokkiniemi). Восточная Финляндия и российская Карелия исторически (еще со Средних веков) имели тесные связи, и тысячи карельских бродячих торговцев-коробейников (по-фински laukunkantajat) каждый год шли из своих деревнь в Финляндию, по водным путям и забытым лесным тропам, чтобы заработать себе на жизнь торговлей с финнами. Это занятие существовало какое-то время даже после провозглашения Финляндией независимости и официального закрытия границ. Так и Раатская дорога была самой торной в 1920-х годах, а граница здесь физически закрылась лишь в 1928.

На финской стороне дорога шла в Суомуссалми, главное село волости/муниципалитета (раньше называвшееся Кианта, Kianta), а это село в свою очередь соединялась с остальной финской дорожной сетью, хотя в те времена она и была весьма неразвитой. В частности, на север шла дорога на Куусамо, на юго-запад — на Хюрюнсалми, и с обеих этих дорог можно было повернуть на запад в сторону Пуоланки, а через нее дальше на Оулу. Правда, Суомуссалми располагался на полуострове крупного озера под красивым названиеми Киантаярви (Kiantajärvi), и чтобы поехать что на Куусамо, что на Хюрюнсалми, нужна была паромная переправа; мосты через проливы Киантаярви довольно крупные и в те времена еще не были построены.

Зимой, конечно, озеро замерзало, и по нему действовали ледовые дороги.

На советской стороне дела обстояли иначе. Дорога с финской стороны до Вокнаволока в нем же и заканчивалось. До местного районного центра, села Ухта (Uhtua, ныне Калевала, Kalevala) нужно было добираться длинным и сложным водным путем через цепочку озер Куйто. Из Ухты уже была дорога на город Кемь (фин. Vienan Kemi, Беломорское Кеми, чтобы отличать от финского Кеми на Ботническом заливе), ну, а там уже была железная дорога.

Финны дураками отнюдь не были, и мобилизировали свою армию и провели кое-какие спешные приготовления в последние месяцы перед войной, так как понимали, что шедшие с СССР переговоры о возможном обмене территориями могут закончиться кровью (хотя руководство и население страны и не было всерьез обеспокоено такой возможностью). Понимали они и потенциальную опасность Раатской дороги, несмотря на бездорожье на советской стороне, и построили кое-какие полевые укрепления на западном берегу реки Пурасйоки (Purasjoki), которую Раатская дорога пересекала. В Суомуссалми и Куусамо (следующем крупном селе на север, в 120 км) стояли финские гарнизоны, и существовали планы контратаки на советскую территорию, которые, впрочем, так и не пригодились.

Но подготовился к войне и СССР: в предвоенные месяцы были спешно построены грунтовые дороги от Ухты к финской границе. Одна из них вела в Вокнаволок, где соединялась со старой, а вот вторая шла в неожиданном направлении — к хутору Лонкка (Lonkka) напротив деревни Юнтусранта (Juntusranta) на финской стороны. Этот маршрут до того представлял собой лишь старую непроезжую тропу коробейников, так что на финской стороне здесь была лишь маленькая пограничная застава (под названиеми Карттимо, Karttimo). Новые дороги были пригодны для перемещения войск, но лишь едва-едва, что стало важным фактором последующего поражения.

Следующие четыре карты этапов сражений под Суомуссалми взяты со страницы https://www.talvisota.fi/ru/военные-действия/pohjois-suomen-ryhma/suomussalmen-taistelut-1939/, изначально сделаны для издания Sotatoimet — Suomen sotien 1939−45 kulku kartoin (Ari Raunio, Karttakeskus, 2013) — атласа карт финских сражений в 1939-1945. Надеюсь, уважаемые авторы сайта на меня не в обиде. Я сам не великий иллюстратор, без карт было бы совсем непонятно, а мой труд некоммерческий.

alt

Для наступления на Суомуссалми была выдвинута 163-я стрелковая дивизия, с около 13 тыс. бойцов. Помимо пехоты, в ней были кое-какие танки и довольно много легкой артиллерии. Дивизия должна была одновременно наступать через Раате и Юнтусранту, взяв Суомуссалми таким образом в клещи. Наступление началось немедленно с началом войны 30.11; пограничники заставы Карттимо услышали первые выстрелы буквально одновременно с объявлением по радио о разрыве дипломатических отношений с СССР. Это направление, через Лонкка — заставу Карттимо — Юнтусранту, было основным, и большая часть дивизии наступала именно здесь, с численным перевесом 100 к 1 над пограничниками. Конечно, пограничники немедленно отступили. За несколько часов войска дошли до Юнтусранты и взяли ее. Дальше от Юнтусранты дороги в нужную сторону не было, но за несколько дней советские войска сумели обойти озеро Киантаярви лесом и выйти на дорогу Суомуссалми-Куусамо, подавив яростное, но незначительное финское сопротивление. Там они повернули на юг, и так же довольно легко к 8.12 достигли села Суомуссалми, но обнаружили, что оно сожжено и брошено финнами. На южном направлении, через Раате, финны сумали задержать советские силы на несколько дней на линии Пурасйоки, но отступили и оттуда, и южная группа должна до Суомуссалми почти одновременно с северной.

Финны использовали тактику выжженной земли, сжигая собственные деревни по мере отступления. Суомуссалми в частности был уничтожен практически полностью. Судьба гражданского населения была непростой; до начала войны их не эвакуировали, в отличие от населения приграничных районов Карельского перешейка. Эвакуация началась немедленно с началом войны, но в некоторых местах, например, в Юнтусранте, у людей попросту не оказалось времени уйти до прихода Красной армии. Всего в Суомуссалми оказались на оккупированной территории около 300 местных жителей. (В целом во всей Зимней войне подобным образом не успели эвакуировать лишь 2400 человек, в основном в Суоярви в Ладожской Карелии; эвакуацию все же обычно проводили весьма эффективно.) Поначалу их никак особо трогали, только учредили в деревнях сельсоветы марионеточной куусиненской «Финляндской народной республики»; но, когда война стала затягиваться, большую часть финского населения отправили в трудовые лагеря в советской Карелии на лесоповал.

Из Суомуссалми в лагеря попало 276 человек; из них 14 там погибло, 3 успешно сбежали, 5 после войны решили по своей воле остаться в СССР, а остальные 254 были возвращены в Финляндию, но с существенным опозданием, в июне 1940.

Примечательно также и то, что небольшая часть гражданского населения получила от финских властей обвинения в помощи противнику. 6 жителей Суомуссалми были расстреляны финскими военно-полевыми судами за шпионаж, и 27 человек получили тюремные сроки после войны. Илмари Кианто (Ilmari Kianto, 1874-1970), знаменитый писатель, живший в своем особняке Турьянлинна на берегу озера Киантаярви рядом с Суомуссалми, оставил для наступающей Красной армии записку с просьбой не трогать его дом; он упомянул также, что близлежащий остров, на котором ему тоже принадлежала пара домиков, «пуст».

Но в итоге Турьянлинну, оказавшуюся в какой-то момент прямо на линии фронта, спалили финские войска, и они же обнаружили его записку. Слова про остров были интерпретированы так, будто Кианто пытался сообщить русским, что на острове нет финских войск, ну и стало быть, получается шпионаж в пользу противника. Кианто в итоге получил приговор за попытку государственной измены, но, по нашим меркам, весьма мягкий — полгода заключения в работном доме. Он, впрочем, и того не отсидел — был помилован президентом Кюёсти Каллио, известный писатель все-таки.

      

Другим попавшим в такую ситуацию людям, вероятно, повезло меньше.

alt

Но удача для СССР на оккупации Суомуссалми в общем-то и закончилась. Сидеть в сожженной покинутой деревне, как французы в Москве, смысла не было; надо было идти дальше. Снабжение из советской Карелии через построенные плохие грунтовки было очень медленным и плохим. Тем временем финское командование поняло, что Суомуссалми атаковали намного большие силы, чем ожидалось, и отправило на эту часть фронта новые войска под командованием полковника Сийласвуо, впрочем, ограничивавшиеся почти исключительно пехотой. 163-й дивизии нужно было немедленно продолжать наступление дальше, но это у них так и не вышло. Чтобы двинуться на юго-запад, на Хюрюнсалми и Пуоланку, им нужно было пересечь Хаукиперя (Haukiperä, фин. Щучья губа), длинный узкий залив озера Киантаярви, место одной из паромных переправ летом. Но финны заняли прекрасные оборонительные позиции на южном берегу, и советские силы, хотя и сумели поначалу создать небольшой плацдарм, в итоге так и не сумели переправиться через замерзший залив и овладеть южным берегом, потерпев существенные потерии. Более маленькая группа попыталась продвинуться на север в сторону Куусамо, но встретила финские силы на переправе через другое озеро, Пийспаярви (Piispajärvi, фин. Епископское озеро) и тоже так и не сумело эту переправу преодолеть, несмотря на многочисленные попытки.

163-я дивизия оказалась в весьма мрачном положении. Ее войска, изначально имевшие плохо подходящее для зимних условий обмундирование, начали страдать от обморожений и недоедания (опять же, из-за плохо работающего снабжения), и их боевой дух падал. Численно они все еще превосходили финнов, а в технике и подавно, но это им совершенно не помогало.

alt

Фннны контратаковали, и хотя, несмотря на ожесточенные бои, захватить Суомуссалми обратно они не могли несколько недель, зато у них получилось отрезать дорогу на Раате; дорогу Суомуссалми-Куусамо финны тоже контролировали, и маршрут снабжения через Юнтусранту тоже был в основном утрачен. Таким образом, большая часть 163-й дивизии оказалась окружена в Суомуссалми к 15.12, хотя некоторые силы все еще оставались у Пийспаярви. У советского командования запросили помощи, и помощь была им предоставлена: 44-я стрелковая дивизия, составленная в основном из украинцев, была перемещена в Кемь и оттуда выдвинулась на Раате.

Но эта помощь так не пришла; 44-я дивизия тоже уперлась на Раатской дороге в финнов, выбить которых с их позиций так и не удалось, и дивизия вскоре начала страдать от тех же проблем, что и 163-я — холод и плохое снабжение. Для 163-й ситуация становилась совершенно критической, а финские атаки так и продолжались до Рождества. 29.12 163-я дивизия начала отступление. 

Так как дороги были перерезаны, им пришлось делать это прямо по льду Киантаярви в сторону деревни Юнтусранта. Отступление удалось произвести без крупных потерь, но почти всю технику пришлось бросить в Суомуссалми. Общие потери дивизии за декабрь составляли около 3 тыс. (половина раненые, половина убитые и пропавшие без вести).

alt

В собственно сражении на Раатской дороге, самой известной части боев под Суомуссалми, участвовала 44-я дивизия, которая должна была спасти 163-ю, а в итоге потерпела еще более тяжелое поражение. Из всей Зимней войны именно эта битва, вероятно, больше всего походит на то, как войну сейчас обычно представляют в популярной культуре — финны на лыжах сеют смерть, перепуганные обмороженные красноармейцы паникуют. Концептуально битва была проста: финны сумели перерезать Раатскую дорогу в другом месте, ближе к границе, окружив растянувшуюся на дороге советскую дивизию; затем быстрыми ударами легкими группами, стали дробить ее дальше — у финнов это зовется тактикой «мотти». Советская техника больше навредила, чем помогла, загромождая собой узкую лесную дорогу; даже от танков в метровых сугробах вокруг толку не было. А финская пехота, прекрасно знакомая с местной территорией и условиями, нападала прямо через лес на лыжах. Не давал пощады и Генерал Мороз; это сражение шло с 1.1 до 7.1.1940, и температуры опустились ниже -30º. Sydäntalvi зовется у финнов это время года, сердце зимы.

Поначалу советские силы сталкивались лишь с завалами, устраиваемыми финнами на дороге, да с их постоянными набегами. К 4.1 44-я дивизия начала отступать, но к 5.1 финны уже прочно закрепились на дороге к востоку от дивизии, и отступление перешло в паническое бегство; люди бежали через лес к границе, побросав на дороге всю технику, а иногда и винтовки. К концу дня 6.1 44-я дивизия фактически перестала существовать, а к 7.1 финны полностью овладели всей дорогой.

44-я дивизия потеряла более 5300 человек, из которых 1100 убитыми, 1800 убитыми и остальные пропавшими без вести; финны получили огромное количество трофейной техники и тысячи пленных. Общие советские потери под Суомуссалми в обеих дивизиях оцениваются в 13 тыс., из которых 2.3 тыс. убитых. Общие финские потери (убитые, раненые и пропавшие без вести) — около 2.7 тыс. Все это по оценкам вышеупомянутого Олега Киселева, которого я считаю заслуживающим наибольшего доверия в этих вопросах российским историком.

Полковник Ялмар Сийласвуо (Hjalmar Siilasvuo, 1892-1947), один из старых егерей (тех финнов, которые тайно получили военную подготовку в Германии во время Первой Мировой, и впоследствии образовали костяк вооруженных сил независимой Финляндии), командовал финской 9-й дивизией; под Суомуссалми в основном сражалась именно она.

  

Дивизия была набрана из местных жителей, от Оулу до Суомуссалми, так что финны сражались в самом непосредственном смысле за родину. После Суомуссалми Сийласвуо командовал под Кухмо — на участке фронта в том же регионе, но существенно южнее Суомуссалми — но там такого же успеха достигнуть не смог. После войны в апреле он получил звание генерала-майора, воевал потом и в Войне-Продолжении 1941-1944 и в Лапландской войне 1944-1945, в последней тоже изрядно отличившись. Комбриг Алексей Виноградов (1899-1940), командовавший 44-й дивизией, сумел спастись из снежного ада Раатской дороги, на советской стороне был немедленно осужден военно-полевым судом и расстрелян перед строем 11.1.1940.

                   

Больше до конца войны в районе Суомуссалми серьезных столкновений не было, хотя на севере советские войска все же так и остались в Юнтусранте. Победа сильно подняла боевой дух финнов, и многие в Финляндии даже начинали надеяться, что они могут оказаться в этой войне победителями. Конечно, даже такая победа не могла изменить совершенно безнадежного соотношения сил. Были ли все эти жертвы впустую? Ну, постольку, поскольку саму войну можно назвать бессмысленной — да; а лично я считаю Зимнюю войну тяжелой стратегической ошибкой для СССР, который своими руками нейтрального (хоть и не самого дружелюбного) соседа превратил в озлобленного врага, готового объединиться даже с самими нацистами, чтобы отомстить. Но для финнов сражения под Суомуссалми, конечно, имели вполне конкретное значение; если бы Финляндию и впрямь удалось рассечь надвое от Суомуссалми до Оулу, то условия мира в дальнейшем были бы для нее еще болезненнее, и намного.

Суомуссалми и Раатскую дорогу я посетил в августе 2020, в ходе моего трехнедельного отпуска в Восточной и Северной Финляндии (и чуть-чуть в Северной Норвегии) в этом году, где я наконец-то посетил множество остававшихся у меня в этих местах крупных достопримечательностей. Это одно из очень немногих полей боя Зимней войны, которые остались на финской стороне границы (в этих местах СССР никаких территориальных претензий никогда не выдвигал), так что сейчас здесь пара музеев и целый ряд памятников.