Патрульные катера

                «Светляки» как выход для Крымского моста


Сегодня мы поговорим о весьма интересных кораблях. Корабли вообще редко бывают скучными и неинтересными, но такие зигзаги и изменения курса, которые были уготованы этим корабликам, редко кому выпадали.
Итак, представлю наших героев. Это Мухтары приграничных вод, патрульные корабли проекта 10410.
Проект был разработан в 80-х годах прошлого века в качестве замены кораблям проекта 205 «Тарантул» и проекта 12412 «Молния-2».

Первые окончательно устарели, вторые, созданные на базе ракетных катеров проекта 12411 «Молния», оказались слишком дорогими что в постройке, что в эксплуатации.
Потому было принято решение о проектировании и постройке новых кораблей для охраны морских границ и 200-мильной экономической зоны. Разработку произвело ЦМКБ «Алмаз» и явно сделало это успешно. Стоит отметить, что во времена, когда разрабатывались эти кораблики, была практика, что в случае войны пограничная охрана моментально переподчинялась командованию флота. То есть, охрана границы – да, а в случае боевых действий катера должны были встать в общий строй.
У ЦМКБ «Алмаз» и коллектива конструкторов, которым руководил Константин Аванесов, на мой взгляд, получился очень качественный кораблик. При водоизмещении 375 тонн он имел следующие размеры:
- длина: 49,5 м;
- ширина: 9,2 м;
- осадка: 2,16 м.
Три дизеля М520 общей мощностью 5400 л.с. разгоняли корабль до боевой скорости 29 узлов, а в случай крайней необходимости катер мог развить 33 узла. Дальность хода на 13 узлах составляла 2200 миль. Экипаж 38 человек, автономность в зависимости от загрузки припасов – от 10 до 30 суток.
Эти катера, кстати, стали первыми в советском флоте кораблями с постоянным кондиционированием помещений для экипажа.


Мореходность тоже была на уровне. Недаром Аванесов был главным конструктором правительственных яхт «Кавказ» и «Крым». Именно на этих яхтах любил совершать прогулки по Черному морю генсек Леонид Брежнев.
«Светляки», как и яхты проекта 1360 «Чайка», отличались мягкой вхожестью в волну, плавной качкой, меньшими перегрузками на волнении. Весьма полезные качества для патрульного катера.
Вооружение для катеров такого водоизмещения было весьма приличным. Оно несколько отличалось в зависимости от места постройки. Корабли, построенные в Ленинграде/Санкт-Петербурге вооружались следующим комплектом:
- 1 х АК-176М 76-мм;
- 1 х АК-630М 30-мм;
- 16 х ПЗРК «Игла»;
- 2 гранатомета МРГ-1 или ДП-64;
На кораблях постройки Ярославского судостроительного завода вооружение было легче:
1 х АК-306 30-мм;
2 х МТПУ 14,5-мм;
16 х ПЗРК «Игла».
Кроме того, катера имели дополнительное вооружение:
- 2 противолодочных торпедных аппарата ОТА-40–204А калибром 400-мм,
- 2 бомбосбрасывателя на 12 глубинных бомб ББ-1.
Катера имели буксируемую ГАС МГ-349 «Уж», комплекс РЭБ «Слябинг», комплекс постановки помех ПК-16. Кроме того, имелась ГАС МГ-747 для обнаружения подводных пловцов.

\В целом, получилась очень удачная комбинация патрульного катера и малого противолодочного корабля. Вполне боеспособный корабль прибрежной зоны, способный работать по разным целям в зависимости от требований обстановки.
Собственного имени корабли проекта не получили, но прижилось имя, которое кораблям дали в структурах НАТО. Так проект 10410 назвали «Svetljak» («Светляк»). Нашим понравилось и название прижилось и в советских кругах.
Строить катера начали сразу на трех заводах: в Ленинграде, Владивостоке и Ярославле. Первый корабль проекта был построен во Владивостоке и вошел в состав Морской пограничной охраны в апреле 1989 года.
Впоследствии катер получил имя «Корсаков» и служит в составе Пограничного управления ДВФО и сегодня.

Всего было построено 44 корабля проекта 10410. 12 в советские времена, остальные в российские. 7 кораблей были поставлены на экспорт (6 – Вьетнаму, 1 – Словении).
Сегодня «Светляки» несут службу в качестве основных кораблей Береговой охраны Погранслужбы ФСБ РФ на всех приграничных морских направлениях.
Корабли оказались настолько удачными, что было принято решение об усилении их вооружения. В начале 90-х годов в стенах ЦМКБ «Алмаз» был разработан модернизированный проект 10411. Эти корабли должны были нести по две счетверенные пусковые установки противокорабельных ракет «Уран».
Однако проект в серию не пошел, так как его основа - ПКР «Уран» была принята на вооружение только в 2003 году.
А корабли проекта 10410 начали претерпевать обратные «модификации» и «модернизации».
Сперва были убраны торпедные аппараты и бомбосбрасыватели. Кораблики перестали быть противолодочным резервом флота, зато стали значительно легче.
Затем пересмотрели артиллерийское вооружение. 76-мм орудия АК-176М перестали устанавливать на строящихся кораблях, заменяя в лучшем случае на АК-630М.
Почему в лучшем? Потому что в худшем случае начали устанавливать АК-306, тоже шестиствольный автомат калибра 30-мм, только прицеливание осуществлялось не с помощью РЛМ МР-123 «Вымпел», а с помощью обычной оптический прицельной станции «Лазурь», которая значительно уступала по своим характеристикам прицельному комплексу с РЛС, да и скорострельность АК-306 была в пять раз ниже, чем у АК-630. Зато не требовала водяного охлаждения.
Это было не преступление. Общемировая тенденция. «Железный занавес» рухнул, наступило время разрядки и всеобщего умиротворения. На корабли прибрежной охраны возлагались чисто пограничные функции и борьба с террористами и контрабандистами. А для этих задач тяжелое вооружение не было нужно.
Естественно, все это значительно удешевляло корабли.
Что касается персонально наших «Светляков», то избавленные от «лишнего» вооружения, они стали более автономными, смогли улучшить условия обитания и разместить на бортах более современные средства обнаружения.
Но как боевые корабли в перспективе и при необходимости, они потеряли всякую ценность, перейдя в разряд патрульных кораблей.

Боевая ценность… Очень тонкая материя. Даже для катеров.
Стоит вспомнить инцидент 2018 года в Керченском проливе. Тогда два артиллерийских катера проекта 58155 «Гюрза-М» ВМС Украины и действовавший с ними рейдовый буксир «Яны Капу» предприняли попытку нарушить государственную границу России по морю.

Береговой охране пришлось просить помощи Черноморского флота для того, чтобы предотвратить нарушение. Вообще тот инцидент показал, что не все у нас прекрасно в плане охраны морских рубежей. Достаточно вспомнить, сколько было привлечено кораблей для того, чтобы остановить и задержать три украинских корабля, один их которых был тихоходным буксиром.
Патрульные катера Пограничной службы «Мангуст» и «Соболь» без труда догнали нарушителей. Но что они реально могли противопоставить украинским катерам? Два пулемета 14,5-мм против четырех 30-мм автоматических пушек – это совсем плохой расклад, если дело доходит до драки. И хорошо, что украинцы собирались просто устроить провокацию, без применения оружия.
Все помнят, как останавливали украинские корабли?

Буксир «Яны Капу» «тормозил» навалами ПСКР «Дон», проект 745П. Это корабль более крупный, чем «Соболь», 1620 тонн и вооружен прилично.
«Бердянск» был остановлен «Изумрудом», который открыл огонь из своей АК-306 по явно уходящему украинскому кораблю. Скорости у проектов 58155 и нашего 22460 примерно равны, но «Бердянск» явно уходил, поэтому пришлось применить орудия.
«Никополь», который демонстрировал чудеса скорости и управления экипажем, вообще останавливали вертолетом Ка-52. Дырищи от снарядов в бортах на фото облетели весь мир и вызвали неподдельное сочувствие украинцам на Западе.

«Светляки» как выход для Крымского моста

А если бы была плохая погода и авиация не смогла бы помочь? Тогда варианты развития событий были бы не столь радужными. Особенно если учесть, сколько сил было привлечено для того, чтобы справиться с тремя провокаторами. От ФСБ РФ было задействовано минимум 4 корабля: ПСКР «Дон» и «Изумруд», катера проектов «Соболь» и «Мангуст». От Черноморского флота участвовали тральщик «Вице-адмирал Захарьин», МПК «Суздалец» и 2 артиллерийских катера проекта 1204. То есть, 8 кораблей, 2 самолета и 2 вертолета.
Для двух с половиной полубоевых корыт ВМС Украины – перебор. Вызванный определенными обстоятельствами, но перебор.
Вообще в плане возможных провокаций и конфликтных ситуаций Черное море, пожалуй, самый «горячий» регион что сегодня, что в перспективе. Исключительно благодаря Украине.
И нельзя сказать, что у нас в командовании не понимают этого. Так называемые «бронированные катера» типа «Гюрза-М» - это не головная боль, тем более, что катерная группировка сил охраны водного района усиливалась катерами проекта 1204 «Шмель» и артиллерийскими версиями «Светляков» первых серий.
Но недавно прошла информация, которая заставляет сильно задуматься над перспективной в черноморском регионе.
Речь идет о получении Украиной от США первых патрульных катеров типа Mark VI.

Заказана серия из 16 катеров, и, надо сказать, это может весьма облегчить жизнь украинским военным при проведении различных провокаций.
Катер Mark VI имеет водоизмещение всего 65 тонн. Небольшой кораблик, но зубастый. 2 автоматические пушки 25-мм Mark 38, крупнокалиберные пулеметы и опционально ракеты AGM-176 «Griffin». Противокорабельной эту ракету не назовешь, но БЧ весом в почти 6 кг взрывчатого вещества действительно опасна для катеров.
Плюс скорость хода впечатляет: 41 узел максимальная и 45 узлов в форсированном режиме. Даже «Мангусту» будет сложно догнать, а вот в плане вооружения американец намного превосходит российский катер.

И повторюсь, таких катеров заказано 16 единиц. Есть сомнения в том, что они будут поставлены Украине? У меня нет. Напряженность чужими руками – это нормальный метод действия США. Так что катера поступят в украинский флот. Хотя бы для того, чтобы можно было создавать напряженность в регионе.
Но и это еще не все. С огромной радостью украинские СМИ сообщали о подписании 21 июня прошлого года соглашения о строительстве для ВМС Украины 8 современных ракетно-артиллерийских катеров типа P50U. И в 2024 году в украинский флот должны будут поступить первые два катера, а остальные будут собирать в Николаеве.
Около 500 тонн водоизмещения, заявляется скорость в 40-45 узлов (сомнительно, проект патрульного корабля Protector 50, взятый за основу, предполагал скорость в 30-35 узлов), артиллерийское вооружение из 76-мм артиллерийской установки «Leonardo Super Rapid», либо 57-мм артиллерийской установки ВАЕ Systems Bofors Mk 110, либо 40-мм ВАЕ Systems Bofors Mk 4.

                                                                Патрульный корабль типа Рrotector 50

Ракетное вооружение из четырех ПУ противокорабельных ракет «Нептун» и четырех ПУ для зенитных ракет.
Такими катерами можно не только провокации устраивать, но и отвлекать на себя более значимые корабли Черноморского флота.
А учитывая, что основные патрульные катерные силы ЧФ были созданы в советские времена, то может получиться так, что противопоставить новым украинским катерам будет нечего. Особенно учитывая планы командования флота списать из состава ракетные катера проекта 12411 «Молния», да и катера проекта 10410 тоже не блещут свежестью и огромным ресурсом.
А противопоставлять что-то придется, потому что картина безнаказанно рассекающих неподалеку от Крымского моста скоростных катеров Украины – это не то, что будет приятно наблюдать.
Варианты?
А вариант вот он – быстро начать строить все те же «Светляки».


Благо, заводы в Ярославле и Санкт-Петербурге никуда не делись. И на них вполне возможно начать производство катеров, столь необходимых для охраны черноморского региона. Все-таки охрану таких объектов, как Крымский мост, стоит возлагать на корабли, которые могут легко справиться с подобной задачей.
То есть, это должны быть не просто патрульные катера, а я бы охарактеризовал их как катера противокатерной обороны. Со всеми вытекающими последствиями. И эти катера должны не просто оказать какое-то номинальное противодействие в случае провокаций со стороны Украины, а ликвидировать в зародыше саму возможность проведения провокаций.
Для этого нужно соответствующее вооружение.
АК-176МА актуальна в том случае, если наведение происходит при помощи корабельной радиолокационной системы управления стрельбой МР-123/176. Визиры и дальномеры на всякий крайний случай – это неплохо, но для точной стрельбы все-таки нужна соответствующая РЛС.
АК-630. Да, именно потому, что это не самая новая, но вполне актуальная артустановка работает по такому же принципу наведения, она тоже хороша. АК-306 с фактически ручным наведением я бы рассматривать не стал вообще. Понятно, что вес и все такое, но стрельба по оптике- это прошлый век.
Особенно если есть РЛС, позволяющая это делать.
А если в распоряжении боевой части есть РЛС, по данным которой можно работать, на таких кораблях хорошо было бы иметь и ракеты. Противокатерные ракеты, самонаводящиеся или с управлением оператора, не важно. Важно, что они могли бы нанести урон любому катеру водоизмещением до 1000 тонн или около того.
3М-47 «Гибка» - возможное решение.

В таком варианте, когда в четыре ПУ установки заряжаются не 2 зенитные ракеты, «Вербами» от вертолета и экипаж сможет отмахаться, а все 4 ракеты «Атака». Противотанковая ракета разворотит катер противника ничуть не хуже танка.
«Гибка» уже устанавливалась на сторожевом катере проекта 22460 «Расул Гамзатов» и на патрульных катерах проекта 14310 «Мираж», так что вопрос приписки на аналогичных кораблях не стоит. Все возможно.
Противокатерные ракеты наряду с артиллерией значительно усилят боевые возможности кораблей. Конечно, как считают некоторые эксперты, устанавливать на катера водоизмещением до 1000 тонн нормальные противокорабельные ракеты типа «Уран» нет никакого смысла. Для этого есть носители класса корвет и выше.
А вот для того, чтобы осложнить бытие обычному скоростному катеру типа «Гюрза-М» или что там подарят украинскому флоту союзники – «Атаки» более чем достаточно.
То, что сегодня наши заводы начали снова строить «Светляки» - это прекрасно. Это свидетельство того, что есть понимание возможных дальнейших провокаций со стороны Украины, благо, есть кому науськать.
Но корабли необходимо вооружать исходя из того, что современная обстановка не та, что была лет 20 тому назад. И гладить вероятного противника из пулеметов – это не очень весомо.
Касаемо катеров проекта 10410 и того, как их следовало бы вооружать, самым выгодным вариантом смотрится проект 10412 «Триглав», построенный в одном экземпляре для ВМС Словении.

Если оттолкнуться от этого варианта, то получится вообще весьма неплохой по составу вооружения комплект: одна 76-мм АК-176, одна шестиствольная 30-мм АК-630, 4-8 ракет «Атака» и 16 ПЗРК «Игла». 14,5-мм пулеметы и АК-306 можно оставить за бортом, а вместо них установить что-нибудь малогабаритное, но вредоносное из области РЭБ.
4-6 таких катеров, базирующихся в непосредственной близости от объекта Крымский мост смогут не только обеспечить безопасность моста, но и взять под контроль всю прилегающую акваторию Черного и Азовского морей.
Первый корабль проекта 10410 «Корсаков» был спущен на воду в далеком уже 1989 году. Два крайних (и надеюсь, не последних), «Сочи» и «Новороссийск» - в прошлом. Остается рассчитывать на то, что этим кораблям, откровенно удачным, будет уготована весьма долгая жизнь, потому как охрана наших морских рубежей, в особенности в Черном море – это весьма важная задача.

                                                                                                              Автор: Роман Скоморохов