Годы службы в Ладыженке

 

В мае 1962 года я прибыл для прохождения службы в в/ часть № 13961 дислоцированной в Атбасарском районе Целиноградской области в 3-х км от казахского села Ладыженка.

 

Село большое – центральная усадьба зерносовхоза “ Южный “.

Условно делился на три части : украинская – из потомков переселенцев Столыпинских реформ ( относительно благоустроенная и относительно чистая – можно было ходить в сапогах ); немецкая – потомки переселенцев поволжских немцев ( можно было ходить в ботинках ); казахская – коренное казахское население ( без болотных сапог не пройти ).

Сама воинская часть – по архитектуре типичный ИП. Те же сборно-щелевые дома для личного состава и офицерских семей. Со временем были построены приличные одноэтажные каменные казармы. Одна – для роты поиска, а другая – для роты связи. Был большой техпарк с боксами для автомобильной техники и АТТ.

В первое время основными тягловыми волами в автороте были МАЗ-200.

 

                                                                                           МАЗ-200

Для выполнения наших задач он в целом был неплох. Дизель, неприхотлив, хорошо ползал по грязи и снегу ( особенно, когда нагружен ), но плохо заводился на морозе. Потом стали поступать ЗИС-151, ЗИС-157 и в конце ЗИЛ-131.

 

                                                                                   ЗИС-151

 

                                                                                  ЗИЛ-131

С  ЗИЛ-131 у меня произошла поучительная история. Колонной машин мы поехали на выполнение очередной работы в район села Абай. Остановил колонну у сельсовета и пошёл в правление согласовывать вопросы по эвакуации зимовок и бригад чабанов, которые находились в районе падения изделия. Когда вышел то вижу, что ЗИЛ-131 окружили местные знатоки техники и во всю её обсуждают, так как видели его впервые. По шофёрской привычке один из них постукивал сапогом по колесу и чмокал языком. Я дал знак моему водителю, он понял и приспустил это колесо, что мне и надо было. С лёгким матерком я напустился на бедного шоферюгу, который и без того остолбенел от неожиданности и испуга, что пробил колесо. После соответствующей взбучки я объяснил ему в чём секрет этого фокуса и мы расстались друзьями. Как то после работы мы у него отдыхали за бешбармаком с кумысом ( летом по всем совхозам действовал сухой закон ).

Зимой и ранней весной несомненной палочкой-выручалочкой для нас были АТ-Т, для которых несуществовало бездорожья, кроме сырых солончаков, особенно опасными они были зимой. Припорошенные снегом и почти незаметные, а под ними трясина. Один АТ-Т чуть было не утопили – почти неделю с ним возились пока не вытащили двумя тяжёлыми тракторами  С-100.

 

                                                                                        АТ-Т

 

                                                                                        солончак

Я был назначен командиром радио взвода роты связи, а через 1,5 года стал  начальником связи части. Капитан Кувшинов демобилизовался по состоянию здоровья и я заменил его.

 

                                             В Москве во время отпуска спустя много лет

 

Моим местом работы стала радиостанция Р-104АМ, а фактически она превратилась в мой дом на колёсах. Пусков всевозможных изделий в тот период было очень много. Только вернёшься с одной и сломя голову мчишься в другой квадрат. В месяц бывало по 3-5 запусков.

 

                                     Р-104АМ  на базе  ГАЗ-69

 

                                                             схема размещения аппаратной Р-104М

 

                                                                радиостанция Р-104М

По тем временам из маломощных радиостанций она была лучшей. Мои радисты умудрялись держать уверенную связь в телеграфном режиме  на расстояниях до 200 км ( по ТТД при работе на антенну “ наклонны луч “ в ТЛГ – до 50 км ). Правда этому способствовала сама местность – ровная, как стол, степь. Я всегда восхищался своими радистами-слухачами, как они могли в этом эфирном море писка, треска, работы других радиостанций найти своего корреспондента и не проворонить нужные сигналы и команды ( хотя и сам был хорошим радиотелеграфистом с солидным опытом работы на ИП-6 ). На работу, как правило, ездили ребята второго  и третьего года службы, чтобы обеспечить взаимозаменяемость. Кстати, никакой дедовщины у нас и в помине не был, а вот наставничество стояло на первом месте.

 

                                                  такие дорог мы протаптывали сами себе

На самые дальние квадраты районов падения изделий ( район Алексеевки ) брал радиостанцию РАФ-КВ-5. Эта раритетная радиостанция, чуть ли не с военных времён, имела очень чувствительный радиоприёмник “УС-П “ и передатчик в 200 вт.

 

 

                                                       аппаратная радиостанции  РАФ-КВ-5

Связь держали с частью, где работала стационарная радиостанция Р-102М, которая располагалась в здании штаба вместе с аппаратной ЗАС. Они же работали и с одни из узлом связи 10-й площадки полигона.

 

                                                                        передатчик Р-102М

На работу выезжал отряд в составе группы от роты поиска для обеспечения выставления 3-4 пунктов СН ( сопряжённого наблюдения ) и мои связисты, а также колонна грузовых автомобилей или АТ-Т  для вывоза остатков изделий на их кладбище в урочище Бердень.