Из поисковиков - в танкисты

 

                                                    Из поисковиков в танкисты

В ноябре 1980 года, приказом Командующего ЦГВ генерал-лейтенанта  Д.Т. Язова, меня назначили начальников связи в/ части 58770 ( танковый полк Младо-Болеславской  МСД ), дислоцирующийся рядом с г. Страж под Ральскем.

 

 

В этом полку я уже однажды был – с группой офицеров проводили инспекторскую проверку средств связи по приказу Начальника связи ЦГВ генерал-майора Б.В. Туркевича. Мне там понравилось практически всё. Окружающая местность, уютныё военный городок, а главное боевая техника. На УС  “ Арсенал “ в Миловицах чувствовал себя больше кабинетным, чем боевым офицером, хотя ответственность была очень большая и приходилось много крутиться да и Туркевич был под боком и спать нам не давал.

Командиром полка был подполковник А.В. Квашнин, будущий НГШ МО СССР.

                                                   

                                    

                                                                      Анатолий Васильевич Квашнин

Этот полк был одним из лучших в ЦГВ, в числе первых перевооружился на новые тогда танки “ Т-72 “, в освоение которых Квашнин сыграл значительную роль.

 

Местность вокруг шикарная, лесистые сопки, озёра.

 

                      Гора Ральско с остатками средневековой сторожевой башни, давшей название городу

 

 

Но был один существенный нюансик. В окрестностях  Стража под Ральскем добывалась урановая руда. Штольни расположенной рядом шахты доходили чуть ли не под нас, а сразу за колючкой городка протекал  “урановый ручей “, который тек на урановый обогатительный комбинат в Страже.

 

И хотя наш начхим полка регулярно проводил замер уровней радиации ( они не превышали предельно-допустимых норм, в городке порядка  0,25 МкЗв/ час, в ручье – до 0,4 МкЗв/ час ), некоторые жёны офицеров были напуганы.

 

 Мы же на это вообще не обращали внимания к тому же большую часть времени проводили на танкодроме и директрисах полигона Мимонь.

 

 

Учения проходили практически непрерывно круглый год. Ротные, БТУ, полковые сменяли друг друга. Полк принимал участие и в крупных учениях войск стран Варшавского договора ( учения “ Щит-84 “ на полигоне в районе Каетин ).

Несколько раз совершали марши на Доуповский и Либавский полигоны.

 

 

 

 

Впервые наблюдал тренировки танкистов по подводному вождению танков. Набрался нахальства и попросил руководителя учений пройти маршрут в качестве наводчика орудия и когда узнал адрес, куда надо было идти, то был удовлетворён сполна. Все члены экипажа перед этим проходили многочисленные тренировки по действиям на случай    “ ЧП “.

 

 

                                                                фантастическое зрелище

Там же произошёл весьма комический случай с нашим полковым медиком.

Он решил испытать свой  “ ТПК “ в реальных условиях на плаву. По каким то причинам в корпус стала поступать вода. Ничего особенного не случилось, но дружеского смеха было много. “ Таблетка “ чуть было не размокла.

 

Зато вождение Т-72 на нашей учебной трассе в части освоил сполна. Помог богатый опыт вождения АТ-Т в степях и предгорьях Казахстана. Пробовал и стрелять, но получалось неважно – тут необходима ежедневная практика, как у наших танкистов.

 

                                                                        танковые мишени

В полку был командир танкового взвода, который практическим снарядом сбивал бочку, установленную на мишень не задевая её. Мишени же мочалили все экипажи без исключения.

Свои же “ БМП-1КШ “ и  “Р-145  Чайка “ по трассам  Мимоньского полигона водил регулярно.  Управление лёгкое, но требует особого внимания, когда сидишь  “ по-боевому “ из-за непривычно малого обзора. Так что я с полным правом могу считать себя связистом-танкистом.

 В роте связи был и ветеран “ БРДМ-1 “ и вся эта техника в любой момент вылетала из бокса “ по зелёному свистку “ благодаря усердию и опыту техника РС ст. прапорщика  В. Свищёва. 

Полк был передовым, поэтому его любили инспектировать всевозможные комиссии и высокое начальство. Это надоедало и абсолютно не способствовало повышению боеготовности ( оно и так было высоким ). Когда во время боевой тревоги ( для меня первой в полку ) сотни единиц боевой техники за считанные минуты ( всего из трёх КТП ) разлетелись по своим местам рассредоточения, я был поражён. Ночь, а ни какой суматохи - всё было отрепетировано много раз. В этом и заключалось мастерство офицеров и всего личного состава.    

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бытовые условия были хорошими. Офицеры штаба полка жили в благоустроенных 2-х этажных коттеджах.

 

Танкисты в современных многоэтажных домах.

Командование проявляло повседневную заботу о нашем здоровье, так что сдача всевозможных физических нормативов ( по редким выходным дням ) нам было гарантировано.

                              

 

Я любил рыбалку с сыновьями. В Стражском озере водились в обилии карпы до 5 кг. Чаще всего клевали особи 2-3 кг., а Гамрском озере плотва и окуни до 500 гр.

 

Жёны офицеров предпочитали шоппинг  по окрестным городкам или осмотр местных достопримечательностей.

 

 

                            НА ПОЛИГОНЕ МИМОНЬ

Вдоль топких болот, серой массой, клубились туманы!
И вдоль топких болот, низко-низко, ветер гнал облака ...
Морось волной, вместе со снегом, стелилась на землю,
А осень, мне в затылок, холодной дышала зимой!

Танки в лесу, шли по трассе, походной колонной,
А сосны и ели, с двух сторон, ровным стояли рядком ...
Сумрак и свет, тенью играли – мелькая в деревьях,
А мутная жижа, по обочине, растекалась волной!

Очень жаль, что танки, для неба очень громоздки!
И что в воздух они, как птицы, никогда не взлетят ...
Ведь пехота всегда, за землю, держалась зубами
И силой стремилась, для ВВС, кредо своё навязать!

Как броненосец в тайге, рвётся танк – к полигону!
И светится удаль, в глазах, у ребят молодых ...
Сегодня они, в бой учебный - с марша вступают
И будут месить, грязь в атаке, на полигоне Мимонь!

На исходный рубеж, танки вышли – готовые к бою!
И ждали – только зычной команды: - В атаку! Вперёд!
Гости ёжась, на трибуне, в полушубках стояли
И смотрели, как в атаку, танки с пехотой идут!

Жизнь хороша! - если к цели упорно стремишься
И делаешь выстрел, который – точно в десятку летит ...
Пока молодой, и осень, видится в розовом цвете
И веришь, что броня, от смерти тебя защитит!

В этом бою, надо было, нам всласть угодить генералу!
И вон гляди! - на полусогнутых, к нему ротный бежит ...
Равненье держать! - он кричит, на ходу, шлем поправляя
И услышали мы, как генерал, его от души материт!

Про мать свою, слушали мы, за командира краснея!
Есть! И – так точно! - в ответ, он повторял ...
Раз пять, мы возвращались, на рубеж встречного боя
И раз пять, нам в гневе, что-то кричал генерал ...
Но вот наконец, мы достигли, в результате: - Победу!
И самых лучших из лучших, лично сам, генерал награждал!

Так держать! Нам говорили замполиты высокого ранга
И что на Мимони, кадры куются, для защиты страны ...
Мы стояли в строю, и в пол-уха, сладкие слушали речи:
Ведь и вправду, мы были, на самом переднем краю!

На полигоне Мимонь – мы учились настоящему делу
И армия нас, превращала, из юнцов – в мужиков ...
Вспомнишь порой, какой бурной, наша юность бывала
И хочется вновь, хоть глазком, увидеть свой полигон!

На полигоне Мимонь, в сапогах, наша юность мужала
И мускулы крепли, и характер, становился мужской ...
И многим сейчас, вспомнится, рота его золотая
И не зря, НАТО боялось, тех ребят с полигона Мимонь!

           Автора не знаю – кто то из наших ребят

На этом “ курорте “ я, фактически, закончил свою службу. В декабре 1984 года меня перевели дослуживать в Куйбышевский РВК г. Москвы, где после отпуска был демобилизован из рядов Советской Армии по выслуге -  28 лет в строю.