Учёба в МВУС

 

                                                                          Учёба в МВУС

В августе 1956 года я “ провалился “ при поступлении в Московский дорожный институт им. Молотова на факультет “ Мостостроение “  ( недобрал 1 балл ). Терять целый год и сделать второй заход не хотелось. Проходя мимо Сталинского РВК  Москвы, ради любопытства, зашёл туда и  “ попался “ – там проходил набор на учёбу в военные училища. Долго уговаривать меня не пришлось. Я выбрал Муромское военное училище связи ( в доме пионеров занимался в радиокружке и мне это нравилось ). Быстро прошёл медкомиссию и получил направление для поступления в МВУС. Поезд в Муром пришёл поздно вечером. На вокзале увидел военный патруль, показал офицеру своё направление и он объяснил как пройти в училище.

 

                                                       железнодорожный вокзал Мурома

 

Нашёлся и попутчик ( солдат получивший направление на поступление ). Долго шли по пустым улицам пока не нашли училище ( я был удивлён тем, что училище располагалось на территории бывшего мужского Спасского монастыря ).

 

На КПП сразу же попали в “ дружеские объятия “ старшего лейтенанта – дежурного по училищу и он устроил нам мини-экзамен. Мне дал решать задачу по физике ( что-то на закон Кирхгофа ), а солдату задачку по стереометрии. Со своей задачей я справился довольно быстро, а солдат “ завис “ ( как я потом от него узнал он учился, до армии, в сельской школе и стереометрию практически не знал ) – пришлось отдуваться и за него. Позже выяснилось, что наш экзаменатор готовился к поступлению в Ленинградскую академию связи ( заочно ) и на нас проверял свою готовность к предстоящим экзаменам.  

Вступительные экзамены я сдал без проблем ( основной контингент поступающих были солдаты и сержанты 3-го года службы и сверхсрочнослужащие войск связи – с практикой у них было всё в порядке, а вот школьную программу многие просто забыли или знали слабо ).  На весь набор, таких как я сразу после школы, было всего 7 человек. 

Недоразумение со мной вышло на медкомиссии. При росте 170 см  у меня был “ бараний вес “ – 53 кг. В конце концов пришли к выводу – у меня  “ белая кость “ – экзамены по ФИЗо я сдал, выполнив все положенные нормативы.

Весь август и сентябрь все первокурсники занимались своим физическим совершенствованием – рыли огромный котлован под будущий стрелковый тир. За казармами 1-го и 2-го учебных батальонов в ручную срезали крутой склон холма, на котором располагался монастырь, где и оборудовали тир для стрельбы из боевого оружия. Рядовые курсанты были вооружены  “ СКС ”, командиры отделений и замкомвзвода  “ АК-47 “. С 1-го октября 1956 года начались плановые занятия. Тогда же я принял Военную присягу.

 

В курсантскую жизнь я втянулся без особых проблем. Подъём, занятия и главное отбой  ( засыпал мгновенно ), воспринимал без напряга. Первую зиму было трудновато на утренних кроссах. После физзарядки следовала 2,5 километровая  “ пробежка “ и хотя я был спортивным парнем, она мне давалась с трудом. Одно дело бегать в спортивной форме на стадионах и совершенно другое в кирзачах – вниз по Окскому спуску до Оки, потом по берегу ( зимой снег- летом песок ) и на закуску крутой подъём к училищу.

Теория давалась без особых усилий. Особенно увлекали занятия по СЭС ( станционно эксплотационная служба ) – приём на слух и работа телеграфным ключом. Слух у меня оказался “ музыкальный “ ( спасибо маме, приковывавшей меня три года к пианино ).

 

На 2-м курсе выполнил нормативы на 3-й класс радиотелеграфиста. Учебные практические занятия мы выполняли на носимых радиостанциях “ РБМ-1 “.

 

 

                                                             работа на радиостанции “ РБМ-1 “

              

                                                                              радиостанция  РБМ-1

Курсанты 3-го курса уже реально работали и несли круглосуточное боевое дежурство в радиосети Московского военного округа. Работали на американской радиостанции “ SCR-399 “, поставляемые нам в годы войны по ленд-лизу.

 

                                                                радиостанция “ SCR-399 “

Практически все преподаватели были офицеры прошедшие ВОВ и имевшие колоссальный практический опыт ( учили тому, что нужно на войне и в практической службе ).

 

Случайных курсантов не было – все знали куда они поступили и зачем            ( после первого полугодия отчислили всего нескольких курсантов, которые не смогли освоить учебную программу из-за своих низких базовых школьных знаний ).

 

 

Запомнился преподаватель курса РМД ( ремонтно-монтажное дело ) подполковник Аватесян, который всегда подчёркивал, что опытный специалист радиодела на гражданке всегда заработает себе на кусок хлеба с маслом. Пользоваться контрольной и радиоизмерительной аппаратурой и паяльником была его большая заслуга, это не раз выручало меня во время дальнейшей службы.

               

Как ни странно, для самого себя, с трудом давался курс автодела – особенно теория.  С вождением было нормально. На 3-м курсе, как и положено, сдал на любительские права ( профессиональные получил уже в Ладыженке ).

 

                                                            на практическом вождении

Очень интересно, а главное с большой пользой проходили занятия по военной топографии, которые проводили командиры взводов и рот. С благодарностью их всегда вспоминал в степях Квзахстака во время поиска изделий.  После теории вывозили на незнакомую местность давали в руки компас и карту и вперёд – если не хочешь опоздать на обед, то поторапливайся.

 

 

Помимо занятий была и личная жизнь. Все с нетерпеньем ждали суббот, выходных и праздников. Речь конечно шла об увольнениях в город, особенно их ждали курсанты старших курсов. У многих в городе были девушки – несколько курсантов после выпуска женились на них. Наш клуб, расположенный почти в центре города, не зря называли  “ клубом последних надежд “ для девчат. Мечтой многих из них было выйти замуж за будущего офицера. Обычным местом встреч был городской  “ Окский парк “. Очень красивый и в меру тёмный, с массой скамеечек в уютных местах, расположенный на крутом берегу р. Оки.

 

 

Я любил ходить туда зимой на каток, где на фоне местных  “ блистал “ на своих “ канадах “, которых в городе почти ни у кого не было.   

Особая пора наступала в летний период обучения. Уже в мае все выезжали в летний учебный лагерь – 15 км от Мурома по Владимирскому шоссе. Жили в палатках – палатка на отделение.

 

Теоретические занятия сводились к минимуму – всё время практические занятия ( очень много ночных и в противогазах ). Самое неприятное это была процедура “ окуривания “ –в палатке создавалась незначительная концентрация  БОВ ( хлорпикрина ), не отравишься, но если неправильно подгонишь свой противогаз, то начихаешься и наплачешься.

                                           

 

                                           сдача зачёта на допуск к самостоятельной работе

 

                                                прокладка кабеля через водную преграду

Тут я впервые узнал и на собственных плечах понял, что такое настоящий марш-бросок с полной выкладкой да ещё с радиостанциями – одна “ РБМ-1 “ на каждое отделение ( зачётный на 12 км ). Пиком таких занятий был 2-х дневный пеший переход на 65 км.

 

Был в лагере и пруд, но его,  использовали как один из элементов штурмовой полосы – переплывали в полном обмундировании с личным оружием после чего “ СКСы “ приходилось капитально драить.

                                    

                                                 я понял, что оружие любит ласку, чистоту и смазку 

Там же сдавали нормативы по плаванию, а кто не умел плавать – у сержантов была своя метода обучения - быстро научит.

  Были и минуты отдыха – играли в футбол, волейбол, городки, метали гранаты на дальность и точность. 

 

 

                                                                             перед обедом

Продолжение смотрите на сайте : Однополчане – Учёба в МВУС. Часть II